Luck-lady.ru

Настольная книга финансиста
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарушение исключительных прав на товарный знак

Статья 1515. Ответственность за незаконное использование товарного знака

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 1515 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи дается определение контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров. В Определении ВАС РФ от 31 октября 2008 г. N 10458/08 по делу N А40-9281/08-145-128 дается пояснение относительно понятия контрафакции применительно к праву на товарный знак по признаку незаконного размещения товарного знака на товарах, этикетках, упаковке товаров. При этом нормы о гражданско-правовой ответственности за незаконное использование товарного знака распространяются как на оборот контрафактных товаров, этикеток, упаковки товаров, так и на иные формы незаконного использования товарного знака, в том числе и в отношении предметов, не являющихся контрафактными товарами. При этом суд пояснил, что совокупность мер гражданско-правовой ответственности за нарушение права на товарный знак составляет самостоятельный и достаточный комплекс средств для обеспечения защиты интересов правообладателя, в связи с чем применение мер публичной ответственности за такое нарушение не может преследовать цели защиты исключительно интересов правообладателя и должно быть направлено прежде всего на пресечение противоправного поведения, посягающего на публичный порядок, в частности, на недопущение оборота контрафактных товаров.

2. Комментируемая статья определяет меры ответственности за незаконное использование товарного знака. Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, предусмотренное в п. 4, является одним из способов защиты, предусмотренных ГК РФ, наряду с такими способами, как:

— пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— изъятие материального носителя;

— публикация решения суда;

— ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя;

— другие меры, предусмотренные законодательными актами.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования товарного знака либо за допущенное правонарушение в целом.

Спорным является вопрос о применении в качестве меры защиты компенсации лицензиатом по договору исключительной лицензии. Согласно ст. 1254 ГК РФ, если нарушение третьими лицами исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 настоящего Кодекса, что включает в себя и взыскание компенсации.

Пункт 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. разъясняет отдельные спорные вопросы, возникающие в связи с взысканием компенсации. Требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина.

Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), то суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК, ст. 128 АПК).

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, т.е. 10 тыс. рублей. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также из соразмерности компенсации последствиям нарушения. Гражданский кодекс РФ не предусматривает право суда по своему усмотрению устанавливать размер компенсации, установленной подп. 2 п. 4 комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой, в частности Определением ВАС РФ от 28 октября 2009 г. N ВАС-13447/09 по делу N А40-92386/08-110-840.

В том случае, если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

Если на основании ст. 1514 ГК РФ правовая охрана товарного знака уже прекращена, то требование о возмещении убытков или выплате компенсации может быть заявлено лицом, являвшимся правообладателем на момент совершения правонарушения.

При предоставлении третьему лицу права использования произведения (товарного знака) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору об отчуждении этого права право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.

Вместе с тем право требования возмещения убытков или выплаты компенсации может быть передано по соглашению об уступке права (п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

3. В п. 5 комментируемой статьи говорится об ответственности за незаконное использование предупредительной маркировки (см. комментарий к ст. 1485 ГК).

За незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в России обозначения предусмотрена также уголовная ответственность в соответствии со ст. 180 УК РФ.

Наряду с мерами гражданско-правовой ответственности за незаконное использование товарного знака в целом применению подлежат также меры административного и уголовного характера, в частности, предусмотренные ст. 14.10 КоАП, ст. 180 УК РФ.

Статья 1515 ГК РФ. Ответственность за незаконное использование товарного знака (действующая редакция)

1. Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Читать еще:  Постановление правительства 55 перечень

2. Правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. В тех случаях, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах, правообладатель вправе требовать удаления за счет нарушителя с контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров незаконно используемого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения.

3. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

4. Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

5. Лицо, производящее предупредительную маркировку по отношению к не зарегистрированному в Российской Федерации товарному знаку, несет ответственность в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1515 ГК РФ

1. К защите права на товарный знак и к ответственности за незаконное использование товарного знака применяются общие нормы об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда (§ 1 гл. 59 ГК РФ), а также общие положения о защите интеллектуальных прав (ст. 1250 ГК РФ) и о защите исключительных прав (ст. 1252 ГК РФ).

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит определение контрафактных товаров, этикеток и упаковок товаров. Они являются контрафактными, если на них незаконно размещен товарный знак или обозначение, сходное с ним до степени смешения.

О сходстве до степени смешения см. п. 16 комментария к ст. 1483 ГК РФ.

Хотя данное определение контрафактных объектов несколько отличается от того, что содержится в п. 4 ст. 1252 ГК РФ, принципиальных противоречий между этими определениями нет.

См. также п. 10 — 12 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

3. Первая фраза п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что правообладатель имеет право требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя таких контрафактных объектов.

Эта норма также в основном повторяет общую норму, содержащуюся в п. 4 ст. 1252 ГК РФ.

Следует полагать, что слова «за счет нарушителя» относятся не только к уничтожению, но и к изъятию контрафактных объектов.

См. также п. 13 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

4. Из второй фразы п. 2 комментируемой статьи вытекает, что если введение контрафактных объектов в оборот «необходимо в общественных интересах», то такой контрафактный объект, как можно полагать, хотя и изымается из оборота, но не подлежит уничтожению. При этом правообладатель вправе потребовать удаления с таких объектов незаконно используемого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения. После этого такой объект уже не считается контрафактным.

Возможность такого решения вопроса о судьбе контрафактных объектов соответствует нормам, предусмотренным п. 4 ст. 1252 ГК РФ, где установлено, что ГК РФ может предусмотреть «иные последствия» в отношении «судьбы» контрафактных объектов.

Следует полагать, что употребленное в комментируемой норме понятие «товары, введение которых в оборот необходимо в общественных интересах», имеет здесь какое-то особое, узкое значение. Если использовать это понятие в широком, обычном его понимании, то тогда уничтожению контрафактных объектов вообще не остается места, поскольку можно утверждать, что любой товар, находящий своего покупателя, введен в оборот «в общественных интересах».

5. Пункт 3 данной статьи относится к тем товарным знакам, которые используются при выполнении работ или оказании услуг, т.е. к знакам обслуживания.

В этом случае нарушитель обязан удалить товарный знак или обозначение, сходное с ним до степени смешения, из материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в частности из документации, рекламных материалов, с вывесок и т.п.

6. В соответствии с п. 4 комментируемой статьи правообладатель может потребовать взыскания с нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации.

Возможность предъявления требования о взыскании компенсации вместо возмещения убытков предусмотрена, общим образом, в п. 3 ст. 1252 ГК РФ. В этой последней норме содержатся несколько важных положений, которые подлежат применению по п. 4 комментируемой статьи, но в указанном п. 4 они не повторяются.

Об общих вопросах взыскания этой компенсации см. п. 6 — 9 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

7. Виды и размеры компенсации, предусмотренной в п. 4 комментируемой статьи, являются практически идентичными и в сфере авторского права (ст. 1301 ГК РФ), и в сфере смежных прав (ст. 1311 ГК РФ), и в сфере наименований места происхождения товаров (ст. 1537 ГК РФ), и в сфере товарных знаков.

8. В сфере товарных знаков установлены два вида компенсации (названия условны):

— компенсация по усмотрению суда и

— компенсация в двукратном размере стоимости.

Подробный комментарий первого вида компенсации приводится в п. 6 комментария к ст. 1301 ГК РФ, относящейся к авторскому праву. Все содержащиеся здесь выводы полностью применимы к товарным знакам.

«Суд не вправе уменьшить размер взыскиваемой суммы компенсации ниже минимального, поскольку обязательство. по выплате компенсации. не является неустойкой» — п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122.

9. Компенсация второго вида (подп. 2 п. 4 комментируемой статьи) может определяться либо как двукратный размер стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак либо обозначение, сходное с ним до степени смешения, либо как двукратный размер стоимости права использования товарного знака, если бы они были приобретены нарушителем.

При этом учитывается не та цена, по которой нарушитель продает контрафактные товары, а та цена, по которой владелец товарного знака продает подлинные, легальные товары.

10. В соответствии с п. 5 комментируемой статьи лицо, которое помещает предупредительную маркировку по отношению к обозначению, не зарегистрированному в России в качестве товарного знака, несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

О предупредительной маркировке см. ст. 1485 ГК РФ.

Незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в России обозначения является уголовным преступлением в соответствии со ст. 180 УК. Однако следует считать, что в ГК РФ вряд ли даются отсылки к уголовному законодательству. Поэтому в комментируемой норме, как можно полагать, имеется в виду гражданско-правовая ответственность за недостоверную и недобросовестную рекламу, а также за действия, являющиеся актами недобросовестной конкуренции.

По-видимому, комментируемая норма не должна применяться в том случае, если предупредительная маркировка проставляется на товаре, изготавливаемом за рубежом, а затем этот товар продается за рубежом и импортируется покупателем в Россию.

Нарушение прав на товарный знак

Правильно оформленное право на товарный знак подразумевает правовую защиту от его незаконного использования. Нарушения могут быть как умышленными (с преднамеренным нарушением прав и пониманием ответственности), так и по неосторожности. Но в любом случае эти действия станут причиной моральных и материальных убытков для правообладателя.

Как мы защищаем ваши права

Патентное бюро «Галифанов, Мальков и Партнёры» предоставляет квалифицированную правовую поддержку по защите прав в Москве и по всей территории РФ.

1. Консультация в офисе или заочно (в письменном виде);

Читать еще:  Договор передачи имущества с правом выкупа

3. Анализ дела до судебного разбирательства;

4. Защита интересов клиента в судах различной инстанции и в Палате по Патентным спорам;

5. Досудебное разбирательство.

На стоимость услуг влияют:

  • заказанный объём работ;
  • материалы дела;
  • сроки выполнения работ.

Мы профессионально относимся к каждому этапу защиты интересов клиента и поможем в решении споров. Для предварительного рассмотрения составьте заявку с кратким описанием проблемы. Наши специалисты ответят в кратчайшие сроки.

Виды нарушений прав

Статья 1515 Гражданского кодекса РФ перечисляет виды нарушений исключительных прав на товарный знак .

Условно они делятся на такие категории:

1. Реализация товаров с использованием ТЗ без разрешения;

2. Размещение логотипа на упаковках или этикетках продукции, продаваемой на территории РФ. Под нарушением исключительного права товарный знак понимают незаконное изготовление, ввоз на территорию РФ, хранение и продажу товаров;

3. Использование логотипа для реализации услуг без разрешения обладателя прав на ТЗ;

4. Товарный знак находится на документах — товарных, накладных, фирменных бланках организации;

5. Использование логотипа в рекламной продукции — буклеты, видеоролики, фотоматериалы, вывески;

6. Использование в доменном имени.

Нарушение прав на товарный знак может выражаться не в полном копировании его внешнего вида. Специалисты патентного бюро определят степень сходства и способы защиты правообладателя от незаконного использования логотипа.

Ответственность: гражданская и уголовная

Защита интеллектуальной собственности в России закреплена на правовом уровне. Ответственность за нарушение прав на товарный знак предусмотрена гражданско-правовая, административная и уголовная.

Статья 1515 ГК РФ даёт правообладателю возможность требовать изъятия и уничтожения контрафактных товаров.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя:

1) возмещения убытков;

2) выплаты компенсации:

  • в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей — компенсацию определяет суд исходя из характера нарушения;
  • в дв укратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещён ТЗ, или в двукратном размере стоимости права использования ТЗ.

Компенсация незаконного использования ТЗ делается на основании доказательной базы. Для её формирования специалисты патентного бюро учитывают требования действующего законодательства и интересы заказчика.

Административная ответственность

Административная ответственность за нарушение прав на товарный знак влечёт наложение административного штрафа.

За незаконное использование товарного знака:

  • на граждан — в размере от 5 до 10 тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение ТЗ, материалов и оборудования, используемых для их производства;
  • на должностных лиц — от 10 до 50 тысяч рублей с конфискацией контрафактной продукции и оборудования, на котором она была изготовлена;
  • на ю ридических лиц — от 50 до 200 тысяч рублей с конфискацией контрафакта и оборудования для его изготовления.

За производство в целях сбыта либо за реализацию товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого ТЗ или сходные с ним обозначения:

  • на граждан — в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение ТЗ, а также материалов и оборудования, используемых для их производства;
  • на должностных лиц — в трёхкратном размере стоимости контрафактного товара и оборудования, на котором она была изготовлена;
  • н а ю ридических лиц — в пятикратном размере стоимости контрафакта, с конфискацией материалов и оборудования для их изготовления.

Уголовная ответственность

Кроме этого, нарушение прав правообладателя товарного знака относится к уголовной ответственности. Нарушение рассмотрено в статье №180 УК РФ:

Часть 1-я. Предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 100 до 300 тысяч рублей, в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 2 лет. Второй вариант — обязательные работы сроком до 480 часов, исправительные работы сроком до 2 лет, принудительные работы сроком до 2 лет, или лишение свободы сроком до 2 лет со штрафом в размере до 80 тысяч рублей, в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 6 месяцев;

Часть 2-я. Предусматривает наказание за использование предупредительной маркировки в отношении незарегистрированного ТЗ;

Часть 3-я. Деяния, предусмотренные первой или второй частями, совершённые группой лиц по предварительному сговору, наказываются:

  • штрафом в размере от 200 до 400 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от 18 месяцев до 3 лет;
  • п ринудительными работами на срок до 4 лет;
  • лишением свободы на срок до 4 лет со штрафом в размере до 100 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до года либо без такового.

Порядок взыскания компенсации

Сначала определяется факт нарушения прав — составляется административный акт, выполняется контрольная закупка товаров с незаконно размещённым логотипом, применяется фото- и видеосъёмка. На основании доказательств формируется претензия о нарушении прав на товарный знак.

Досудебное урегулирование споров — обязательный этап работы с нарушителем. Для взыскания полной суммы компенсации работники патентного бюро делают следующее:

1. Официальная претензия о нарушении прав на товарный знак. Она передаётся нарушителю, который должен предоставить ответ. Если ответ включает в себя удовлетворение всех требований, разрабатывается механизм компенсации;

2. Формирование судебного иска при несогласии сторон решить проблему в досудебном порядке;

3. Подача документов в суд — включает исковое заявление и доказательную базу;

4. На основании решения суда истцу компенсируются затраты за незаконное использование знака, расходы на юридическую поддержку и иные судебные расходы.

Задача нашей компании — защита интересов клиента в полной мере и с применением законных способов. Обращайтесь в бюро «Галифанов, Мальков и партнёры»!

Нарушение исключительного права на товарный знак: какова на самом деле степень господства правообладателя над обозначением?

В российской судебной практике не раз отмечалось, что характерная особенность исключительного права на товарный знак состоит в почти полном отсутствии ограничений такого права[1]. На деле все не так однозначно. Если подойти к вопросу формально, — то да, в отношении товарных знаков не предусмотрено случаев свободного использования, перечня действия, не являющихся нарушением исключительного права. Следовательно, содержательных границ как будто нет. С временными тоже все достаточно условно. Десятилетний срок установлен, но его можно неограниченное число раз продлить. Остаются, по сути, только территориальные и объектные границы (которые в случае с общеизвестными ТЗ существенно раздвигаются к тому же).

Между тем, не все так просто. Ранее я уже здесь писала, что степень господства правообладателя над объектом интеллектуальной собственности функционально обусловлена. Она зависит от сущности объекта и функций исключительного права на него. Товарные знаки – частно-правовые блага. Они имеют ценность только при их атрибутировании конкретным субъектам. Какого-либо правомерного интереса в их использовании неограниченным кругом лиц нет. В таком случае отсутствуют и причины для установления способов их использования иными лицами в общественных интересах (прежде всего, научного и культурного развития), как это сделано в отношении объектов авторского и патентного права. В этом смысле, действительно, у товарных знаков границ быть не должно. Но, из сущности товарного знака можно вывести и другие выводы. ТЗ – не является результатом интеллектуальной деятельности, вкладом в научно-техническое развитие. Он обладает ценностью только как идентификатор источника происхождения товара (услуг). Государство гарантирует исключительное право на него с тем, чтобы снизить издержки потребительского выбора, обеспечить добросовестную конкуренцию. В таком случае монополия на обозначение должна охватывать лишь сферу его использования в целях индивидуализации товаров (услуг). Любые иные действия по использованию сходного с товарным знаком обозначения не представляют собой нарушения. Таким образом, функции товарного знака и задают его границы.

Как отмечается американскими авторами, правообладатели, безусловно, заинтересованы в более широкой правовой охране своих товарных знаков. Они предпочли бы полный контроль над своими обозначениями, пресекая абсолютно все попытки несанкционированного использования сходных с ними товарных знаков. Подобному расширению правовой охраны товарного знака соответствовало бы понимание товарного знака как обычного личного имущества (объекта собственности). Вместе с тем доктрина товарных знаков последовательно отрицает подобный подход к раскрытию их сущности[2].

Читать еще:  Постановления правительства рф 12 04 12

Функциональный подход к товарным знакам на практике позволяет разграничить ситуации нарушения исключительного права и правомерного использования сходного обозначения. Несколько интересных зарубежных кейсов.

Например, в деле Sunmark, Inc. v. Ocean Spray Cranberries, Inc.[3] истец являлся производителем леденцов под названием SWEETART. Данное обозначение представляло собой неоспоримый товарный знак [4] (incontestable trademark). Ответчик – компания Ocean Spray Cranberries – производила клюквенный сок, который рекламировался как «sweet – tart» (сладкий пирог). Истец требовал запретить ответчику использовать товарный знак. Ответчик утверждал, что использовал обозначение для характеристики своего продукта. Суд отказал в удовлетворении иска, отметив, что «использование сходного обозначения иным субъектом для того, чтобы правдиво описать свой собственный продукт не представляет собой нарушения, даже если такие его действия привели к введению потребителей в заблуждение». При рассмотрении данного дела было отмечено, что по закону Ланхема не имеет значения, является ли товарный знак Swee Tart сам по себе описательным. Суд первой инстанции не должен был рассматривать данный вопрос. Потенциальный описательный характер «сладкого пирога» не лишает Sunmark каких-либо прав на защиту своего знака «Swee Tarts», поскольку товарный знак является неоспоримым. Ocean Spray не оспаривало действительность товарного знака; он ссылался на свое право использовать обозначение в качестве описательной фразы в соответствии с § 1115 (b)(4). Ответчик использовал данное обозначение в качестве описания своего продукта.

В другом деле суд признал описательным использование ответчиком фразы «The dentists’ choice for fighting cavities» при рекламе зубной пасты. Как следствие, он отказал в удовлетворении иска о нарушении исключительного права на товарный знак DENTISTS CHOICE, зарегистрированные в отношении зубных щеток[5].

В деле Sazereac Brands, LLC v. Peristyle, LLC(2017)[6] суд установил, что не представляет собой нарушения товарного знака использование обозначения для описания истории бизнеса. Фабула следующая. Истец — Sazereac Brands, LLC – является правообладателем товарных знаков OLD TAYLOR и COLONEL E.H. TAYLOR, используемых им в отношении виски. В 2014 компания Peristyle, LLC – производитель виски — приобрела заброшенный винокуренный завод Old Taylor в Миллвилле, штат Кентукки. Для индивидуализации своего продукта она использовала обозначение «Castle & Key». При этом, однако, на рекламных буклетах, в Сети интернет она использовала обозначения «The Old Taylor Distillery Company» или просто «Old Taylor». Суд пришел к выводу, что ответчик использовал обозначение OLD TAYLOR не в качестве указателя на источник происхождения товара. Следовательно, нарушение в его действиях отсутствовало.

Российские суды в случае, когда ситуация однозначна – обозначение явно не использовалось в качестве товарного знака – также отказывают в иске. Например, — постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 декабря 2015 по делу № А56-78444/2014.

Истец обратился с иском о признании действий ответчика по использованию обозначения «Изопрофлекс-А» предложении к продаже товара в сети Интернет, нарушением исключительного права истца на товарный знак «ИЗОПРОФЛЕКС». Как установлено судам, «как следует из сообщения, размещенного на сайте http://tvelpex.ru/polymerteplo.hpt, ответчик не упоминает слово «Изопрофлекс» применительно к товарному знаку. В сообщении на сайте http://tvelpex.ru/polymerteplo.hpt указано: «Заводом Полимерных Труб отменены патенты, в соответствии с которыми ООО «Группа Полимертепло» выпускало трубы «Изопрофлекс-А»». Суды трех инстанций пришли к выводу, что «сообщение с использованием обозначения «Изопрофлекс-А» («патент на Изопрофлекс-А отменен»), в соответствии с которыми ООО «Группа Полимертепло» выпускало трубы «Изопрофлекс-А», размещенное на интернет-сайте http://tvelpex.ru/polymerteplo.hpt, носит информационный характер и не является нарушением исключительных прав на товарный знак истца. В удовлетворении искового требования было отказано.

Между тем, в пограничных случаях функциональный подход, как правило, реализуется не всегда. Весьма характерно постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 ноября 2016 г. по делу № А40-183877/2015.

Общество «Сибирское здоровье» (истец) обратилось с иском к обществу «Натура Сиберика» о запрете использования обозначения сходного до степени смешения с товарным знаком со словесным элементом «Сибирское здоровье», об обязании общества «НАТУРА СИБЕРИКА» изъять и уничтожить за свой счет коробки, тубы и иные материальные объекты, содержащие спорное обозначение, а также о взыскании компенсации в размере 100 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 352060.

Данное дело прошло несколько кругов рассмотрения. Изначально суд первой, а вслед за ним и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении требований истца.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, общество «Сибирское здоровье» является правообладателем словесного товарного знака «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ» по свидетельству Российской Федерации N 352060, зарегистрированного в отношении товаров 3-го (в том числе «пасты, зубные порошки»), 5-го, 16-го, 29-го и услуг 32-го классов МКТУ.

Обществу «Сибирское здоровье» стало известно, что общество «НАТУРА СИБЕРИКА» использует словесное обозначение «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ» для индивидуализации своей продукции (пять видов зубной пасты), которое, по мнению общества «Сибирское здоровье» сходно до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ».

Суды первой и апелляционной инстанции, оценив семантическое значение словосочетания «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ», пришли к выводу о том, что оно имеет в русском языке значение, связанное с крепким здоровьем. При этом суды указали на то, что данное обозначение использовалось обществом «НАТУРА СИБЕРИКА» для маркировки своей продукции (зубная паста) в определенном контексте как краткое и емкое описание свойств и назначения зубной пасты. Сославшись на положения пункта 1 статьи 1477 ГК РФ, суды пришли к выводу о том, что обозначение «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЗУБОВ» не выполняет индивидуализирующую функцию по отношению к продукции, вводимой в гражданский оборот обществом «НАТУРА СИБЕРИКА», поскольку является описательным.

Кассация, между тем, отменила акты первой и апелляционной инстанции. Как было отмечено Судом по интеллектуальным правам, вывод об описательном характере спорного обозначение не имеет правового значения для разрешения спора. Роспатент, выдав истцу, свидетельство о государственной регистрации товарного знака, подтвердил исключительное право истца на спорный товарный знак. Таким образом, им было установлено, что словесный элемент «СИБИРСКОЕ ЗДОРОВЬЕ» в этом товарном знаке не является описательным для товаров, в отношении которого он зарегистрирован, в том числе для товаров 3-го класса МКТУ «зубная паста, зубной порошок». Общество «НАТУРА СИБЕРИКА» не оспаривала предоставление правовой охраны указанному товарному знаку. Вывод судов нижестоящих инстанций о том, что отсутствует угроза смешения между продукцией истца и ответчика, поскольку ответчик помимо спорного обозначения использует на упаковке своей продукции принадлежащие ему товарные знаки, которые имеют доминирующее значение также является несостоятельным. Закон и обычаи делового оборота не исключают размещение на одном товаре (его упаковке) нескольких товарных знаков, в том числе и различных правообладателей. Дело было отправлено на новое рассмотрение. На втором круге первая инстанция удовлетворила требования истца. Компенсация, при этом, была снижена до 50 тыс.

[1] Постановления СИП от 02.04.2014 № С01-74/2013 по делу № А56-10416/2013, от 04.03.2014 № С01-473/2013 по делу № А40-22890/2013, от 19.12.2013 № С01-297/2013 по делу № А40-139018/2012.

[2] Yen A.C. Op. cit. P. 721–722.

[3] Sunmark, Inc. v. Ocean Spray Cranberries, Inc., 64 F.3d 1055, 1059-60 (7th Cir. 1995)

[4] Согласно закону Лэнхема зарегистрированный товарный знак приобретает статус неоспоримого по истечении 5 лет его использования. В таком случае не может быть оспорена действительности товарного знака, факт его регистрации, исключительное право правообладателя на использование обозначения в отношении товаров (услуг).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector