Luck-lady.ru

Настольная книга финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Компонентно структурный анализ

Виды анализов в СА (компонентный, структурный, функциональный, параметрический, генетический)

Основные методы и процедуры СА

Системный анализ предоставляет к использованию в различных науках, системах следующие методы и процедуры:

1) абстрагирование и конкретизация;

2) анализ и синтез;

3) индукция и дедукция;

9) программное управление;

10) распознавание, классификация и идентификация образов;

11) экспертное оценивание

12) тестирование, а также другие методы и процедуры.

Один объект или система может выступать в роли модели другого объекта или системы, если между ними установлено сходство в каком-то смысле. Моделью системы (или какого-либо другого объекта или явления) может быть формальное описание системы, в котором выделены основные объекты, составляющие систему, и отношения между этими объектами.

Построение моделей — широко распространенный способ изучения сложных объектов и явлений. В модели могут быть опущены многочисленные детали, усложняющие понимание. Моделирование широко распространено науке, в технике и в экономике.

В системном анализе центральное место занимают вопросы, связанные с различением уровней структурной и функциональной организации исследуемых систем, критериями их выделения, рассмотрением связей и взаимодействий, а также их взаимопереходов, раскрытием механизмов образования более высоких уровней структурной и функциональной организации.

Системный анализ — общенаучный обобщенный эвроритм, предусматривающий всестороннее исследование сложного объекта с использованием компонентного, структурного, функционального, параметрического и генетического видов анализа.

Компонентный анализ — рассмотрение объекта, включающего в себя составные элементы и входящего, в свою очередь, в систему более высокого ранга.

Структурный анализ — определение взаимодействия между компонентами объекта.

Функциональный анализ — рассмотрение объекта как комплекса выполняемых им полезных и вредных функций.

Параметрический анализ — установление качественных пределов развития объекта — физических, экономических, экологических и др. Применительно к программам параметрами могут быть: время выполнения какого-нибудь алгоритма, размер занимаемой памяти и т.д. При этом выявляются ключевые технические противоречия, мешающие дальнейшему развитию объекта, и ставится задача их устранения за счет новых технических решений.

Генетический анализ — исследование объекта на его соответствие законам развития программных систем. В процессе анализа изучается история развития (генезис) исследуемого объекта: конструкции аналогов и возможных частей, технологии изготовления, объемы тиражирования, языки программирования и т.д. [22].

СА при исследовании любого сложного объекта, явления или процесса базируется на их целостном видении. Главной особенностью системного подхода является наличие доминирующей роли целого над частным, сложного над простым. В отличие от традиционного подхода, когда мысль движется от простого к сложному, от части к целому, от элемента к системе, в системном подходе мысль движется от целого к составным частям, от системы к элементам, от сложного к простому.

Системный анализ делает акцент на анализе целостных, интегративных свойств объекта, выявлении его структуры и функций. Однако существенное значение также имеют протекающие в системах процессы управления, требующие исследования систем в плане циркулирующей в них информации, поведения и выбора цели.

Компонентно-структурный анализ

При проведении компонентного анализа выполняется выделение элементов (операций) верхнего (первого) иерархического уровня и элементов надсистемы, с которыми взаимодействует техническая система (технологический процесс). Здесь же может быть определен состав элементов (операций) верхнего иерархического уровня, то есть элементы второго иерархического уровня.

При проведении структурного анализа выявляются связи между элементами (операциями) технологического процесса и надсистемы, которые выделены при выполнении компонентного анализа. Компонентный и структурный анализы представлены в таблице 3.4.

Анализ проводился на верхнем и нижнем иерархических уровнях. При рассмотрении учитывались только значимые узлы конструкции экскаватора выполняющие основные функции операций технологического процесса.

Элементы подсистемы (верхний иерархический уровень):

4. Поворотная платформа;

6. Силовая установка;

7. Опорно-поворотное устройство;

8. Механизм поворота платформы;

10. Ходовое устройство.

Компонентно-структурный анализ показал наличие большого количества связей элементов подсистемы и надсистемы, и выявил нежелательные эффекты этих связей.

Общее количество взаимодействий – 50.

Количество нежелательных эффектов – 15:

1. Нежелательный эффект 1 (НЭ1) – рукоять-ковш: ограничение траектории движения ковша;

2. Нежелательный эффект 2 (НЭ2) – рукоять-стрела: ограничение траектории движения рукояти;

3. Нежелательный эффект 3 (НЭ3) – стрела-рукоять: ограничение траектории движения стрелы;

4. Нежелательный эффект 4 (НЭ4) – стрела-поворотная платформа: появление неуравновешенной силы;

5. Нежелательный эффект 5 (НЭ5) – поворотная платформа-опорно-поворотное устройство: неравномерная передача весовой нагрузки во время поворота платформы;

6. Нежелательный эффект 6 (НЭ6) – поворотная платформа-механизм поворота платформы: появление сил инерции при разгоне и торможении;

7. Нежелательный эффект 7 (НЭ7) – гидросистема – силовая установка: потери мощности двигателя на преодоление сопротивления жидкости в гидросистеме;

8. Нежелательный эффект 8 (НЭ8) – силовая установка-поворотная платформа: появление неуравновешенной силы в случае пустого ковша при минимальном радиусе вылета рабочего оборудования;

9. Нежелательный эффект 9 (НЭ9) – силовая установка-воздух: загрязнение окружающей среды;

10. Нежелательный эффект 10 (НЭ10) – противовес-поворотная платформа: появление неуравновешенной силы;

11. Нежелательный эффект 11 (НЭ11) – ходовое устройство-грунт: нарушение прочности грунта в результате превышения удельного давления или окружной силы;

12. Нежелательный эффект 12 (НЭ12) – грунт-ковш: износ поверхностей трения ковша и зубьев;

13. Нежелательный эффект 13 (НЭ13) – грунт-ковш: налипание (намерзание) грунта на стенки ковша;

14. Нежелательный эффект 14 (НЭ14) – грунт-ходовое устройство: создать сопротивление движению;

15. Нежелательный эффект 15 (НЭ15) – гравитация-грунт: в ковше затраты энергии на подъем грунта.

Общие выводы по элементному анализу:

Читать еще:  Оперативный экономический анализ это

1. Экскаватор представляет собой сложную, разветвленную цепь взаимодействий и преобразований с большим количеством элементов;

2. Количество элементов надсистемы – 3; количество элементов подсистемы – 10;

3. Было выявлено 15 нежелательных эффектов в 50 взаимодействиях; общее количество возможных парных взаимодействий – 169;

4. Общее значение коэффициента эффективности составило 23%, что позволяет сделать вывод о крайне низкой эффективности исследуемой технологии и необходимости перехода к иным принципам технологического процесса.

Расчет коэффициента эффективности системы (КПД системы):

(3.1)

где N(элем)ГПФ – количество элементов, участвующих в главной полезной функции (ГПФ),

NВР – число вредных функций.

Коэффициент полезного действия существующего технологического процесса равен 23%. Для повышения эффективности процесса проведем свертывание технологической цепочки.

Главной целью построения функциональной модели является выявление нежелательных эффектов рассматриваемой конструкции, связанных с наличием вредных функций и функций и с неадекватным уровнем их выполнения. Объектом анализа является существующая модель, существующая конструкция одноковшового экскаватора. Анализ выполнен в табличной форме (см. таблицу 3.4). Обозначения даны в таблице 3.3.

Ультразвуковой дефектоскоп ДУК-13ИМ
Дефектоскоп предназначен для выявления внутренних дефектов в изде­лиях из металлов (трещин, пор, расслоений, непроваров, шлаковых включений и т. д.), определения их координат в сварных и клепаных соединениях. Прибор является переносным и используется в цеховых и полевых усло­виях в интервале тем .

Приливные явления
Таблица № 2.3.1 – Приливы Дата Утренние воды Вечерние воды ПВ МВ ПВ МВ Тс h Тс h Тс h Тс h 30.10 11.03 0,4 05.14 -0,2 23.12 0,6 16.54 0,0 31.10 11.39 0,3 05.48 -0,1 23.48 0,5 17.27 0,1 .

Системы наддува
1. Система ГТН со свободным турбокомпрессором Выхлопные газы и выпускного коллектора направляются к турбине и приводят её во вращение. Турбина находится на одном валу с компрессором и вращает его. Компрессор засасывает воздух, сжимает его и подаёт под давлением сначала в воздухоохладитель, где пр .

2. Социальные системы: структурно-компонентный анализ

2. Социальные системы: структурно-компонентный анализ

Трудный путь к системному подходу

От одной исторической эпохи к другой методы, при помощи которых пытаются рассмотреть и объяснить общество, разительно меняются. Происходит это в силу, по крайней мере, двух причин.

Во-первых, от эпохи к эпохе, по мере становления подлинной социальности и развития культуры, четко разграничивающей природное и социальное, претерпевает метаморфозы само понятие человеческого общества как на уровне обыденного, так и на уровне теоретического, философского сознания. В течение весьма длительного времени человек воспринимал природу и общество в нерасчлененном виде, как нечто единое и недифференцированное. Потребовались тысячелетия, чтобы социокультурное дистанцирование общества от природы, с одной стороны, и прогрессирующее усложнение структуры самого социума, с другой, позволили увидеть в обществе самостоятельную целостность.

Во-вторых, от эпохи к эпохе, по мере развития науки менялись применяемые ею познавательные методы. Так, в века небывалых успехов классической механики (XVII–XVIII) приоритетным становится «механико-атомарный» подход к объектам исследования. Ему придается статус универсальной значимости, о чем свидетельствуют, в частности, названия многих философских произведений («Этика, доказанная в геометрическом порядке» Б. Спинозы, «Человек-машина» Ж. Ламетри), а также попытки создания «социальной физики», которая математически точно объяснила бы сущность и структуру общества.

Позволяя осуществлять анализ и уточнять некоторые детали и второстепенные моменты, механистический подход вступал во все более очевидное противоречие с главным — с принадлежностью социального (равно как и биологического) к более сложным формам движения материи, нежели механическая. Вопрос встал даже шире: в результате успехов естествознания мир в целом предстал перед исследователями в необыкновенной и не предполагавшейся ранее сложности. И если ряд новых наук (теория вероятностей, статистическая физика) попытались овладеть этой сложностью количественно, то с точки зрения качественной она еще долго квалифицировалась как нечто дезорганизованное, лишенное какой-либо внутренней упорядоченности. Эта установка естествознания оказала соответствующее воздействие на обществоведение, где тоже надолго (вплоть до Гегеля) утвердилась парадигма хаотичности и нагромождения случайностей, якобы характеризующих общество.

Гегель, с одной стороны, порвал с установкой на хаотическое функционирование и развитие социума, а с другой — определил «механизм» как «поверхностный и бедный мыслью способ рассмотрения, который оказывается недостаточным даже по отношению к природе и еще более недостаточным по отношению к духовному миру»[39]. В действительности же, продолжает Гегель, существуют три принципиально отличных друг от друга типа взаимодействия «механизм», «химизм» и «организм». При взаимодействии по первому типу природа каждого из взаимодействующих объектов остается прежней, не меняется; взаимодействуя по второму типу (химическому), объекты качественно изменяют свою природу; третий же тип взаимодействия (органический) характеризуется принадлежностью объектов к единой системе, так что само это взаимодействие выступает необходимым условием их существования.

Разумеется, мысли Гегеля об организмическом типе взаимодействия, к которому относятся биологические и социальные саморазвивающиеся системы, как и его мысли о средствах их познания, возникли не на голом месте. Достаточно сослаться на Лейбница, создателя категориального аппарата, который был избыточен для механистической по своему духу науки XVII века, но предвосхищал некоторые наиболее общие особенности сложных и сверхсложных систем. И как бы труден и долог ни был путь к системному познанию, середину XIX века можно считать тем рубежом, когда начинается теоретическое освоение объектов, представляющих собой системный тип взаимодействия.

К чести социальной философии, она на сей раз не оказалась в отстающих. И заслуга здесь принадлежит К. Марксу. Уже сама гипотеза материалистического объяснения истории, как она была сформулирована в «Тезисах о Фейербахе», «Немецкой идеологии», предисловии к «К критике политической экономии», в известной степени исходила из идеи системности общества. Окончательно же системный подход к социуму был утвержден в своих правах «Капиталом», где данная гипотеза, благодаря скрупулезному анализу самого развитого общества буржуазного, превратилась в строго доказанную научную теорию. Примечательно, что первый прорыв системного метода в биологию — создание эволюционной теории Ч. Дарвина — произошел, примерно, в то же время (40-е — первая половина 50-х годов XIX века). Эти два эпохальных прорыва взаимно обогатили друг друга, прежде всего методологически. С одной стороны, Марксом была разработана такая исследовательская стратегия познания систем, которая в принципе пригодна и в биологии (методика аналитического расчленения сложного целого на элементы и их последующего синтеза, метод восхождения от абстрактного к конкретному, сочетание логического и исторического подходов при изучении системы). С другой стороны, исследование Дарвиным такой фундаментальной биологической системы, как вид, не только подтвердило диалектико-материалистическую методологию Маркса, но и позволило уточнить ряд ее подходов и выводов.

Читать еще:  Стратегический анализ конкурентов

Компонентный анализ

КА обнаруживает несомненную связь с классическими методиками изучения лексики, в особенности с её лексикографическим представлением значений слов и теорией поля в лингвистике [Щур 2007][367].
Но концептуальное становление КА пришлось на период лингвистического структурализма, поэтому многие лингвисты рассматривают КА как вари
ант оппозиционной методики, перенесенной на лексический уровень и на семантику двусторонних единиц языка, что в общем-то вполне правомерно.
Однако расширение теоретической базы КА связано с работами Э. Кош- мидера и Г.Ф. Мейера (Германия), с успехами американской этнолингвистики, с трудами представителей генеративной семантики (Э.Х. Бендикс, Дж. Катц и др.) и идеями отечественных учёных в области структурной семантики.
За 60 лет своей эволюции КА превратился из методики, «дававшей представление значения отдельно взятого слова в виде неупорядоченного набора однотипных минимальных компонентов, в метод анализа слова в типовом сен- тенциональном контексте, результаты которого представляются в виде разнообразных семантических метаязыков» [Кобозева 2000 : 120-122], а сам КА сегодня имеет множество вариантов, которые могут существенно различаться в процедуре анализа[368].
Компонетный анализ (в своём классическом варианте) — это методика исследования содержательной стороны значимых единиц языка, состоящая в разложении значения на минимальные семантические составляющие с целью выявления и представления семантической структуры этих единиц.
Сущность КА определяется рядом исходных постулатов: в соответствии с достижениями лингвистики постулируется, что значение двусторонних единиц языка (в том числе — и слова) — это сложные феномены; эти сложные феномены можно разложить на составляющие компоненты[369]; языковые подсистемы (в том числе и словарный состав языка) может быть описан с помощью ограниченного и сравнительно небольшого числа семантических признаков [Кузнецов (ЛЭС) 2002 : 233-234].
Базовые концепты КА: Сема (lt;греч. sema — «знак») — минимальный смысловой элемент значения; конструктивный компонент семемы. Семема — пучок сем [Тарланов 1995 : 79]. Структура семемы — пучок структурно упорядоченных сем; иерархическая взаимосвязь и взаимозависимость сем одной семемы.
У многозначных слов семема синонимична термину лексико-семантический вариант (А.И. Смирницкий). Семантический признак — это определенный параметр или аспект значения слова или какой-либо другой двусторонней единицы языка [Алефи- ренко 2009-б : 377].

В КА существует три основных подхода к способам выявления сем в структуре значения: логический, основанный на установлении гносеологических связей между семами и признаками денотата; лингвистический, использующий совместную встречаемость (сочетаемость, синтагматику) семантически близких слов в речи; логико-лингвистический, сочетающий в себе логические и лингвистические приёмы [Алефиренко 2009-б : 377].

Покажем действие логического способа на примере слова птица с использованием логических приёмов и упрощенной символики[370]: включение в класс ‘птица (х)’ з ‘животное’; включение в подкласс: ‘птица (х)’ з ‘позвоночное животное’; серия предикаций, т. е. приписывание признаков х-у (V х для всякого х верно, что. ‘): х ‘иметь’ (х, ‘крылья’); х ‘иметь’ (х, ‘две конечности’); х ‘иметь’ (х, ‘клюв’); х ‘быть покрытым’ (х, ‘перья’);
Vх ‘быть покрытым’ (х, ‘пух’) [Сусов 2007 : 95].
Дж. Лайонз в своём учебнике «Введение в теоретическую лингвистику» для выявления семного состава значения использует приём семантических пропорций типа: a : b = c : d (кислород : газ = клубника : ягода) [Лайонз 1978 : 496-497]. Интересный вариант предложен А.Я. Шайкевичем, представляющий собой дистрибутивно-статистический анализ [Шайкевич 1976 : 353-377].
Начинающие лингвисты чаще других применяют логический способ выделения сем, но при этом иногда допускают ошибки, обусловленные тем, что подменяют анализ языковых значений анализом всех существенных реальных и возможных признаков, характерных денотату.
Критический анализ такого подхода в работах Г. Мейера дают Е. В. Гу- лыга и Е. И. Шендельс [Гулыга, Шендельс 1976 : 291-314]. Стремясь избежать подобных недостатков, часто языковые значения отграничивают от логических при помощи словарных дефиниций. Такой подход обычно называют де ф ин и ци о н ны м вар иан то м К А .
Этот логико-лингвистический подход в наши дни является господствующим, что предполагает наличие ряда вариантов КА.
Один из ранних вариантов описывает Юджин Найда в учебном пособии «Компонентный анализ значений», процедура которого дана в русском переводе [Найда 1983 : 61-74].
Предлагаемую процедуру КА Ю. Найда называет процедурой вертикально-горизонтального анализа значений; поскольку она предусматривает анализ значений слов в двух измерениях: 1) в вертикальном, когда сравниваются значения, стоящие на разных уровнях иерархии родо-видовых отноше

Читать еще:  Эконометрический анализ это

ний и 2) в горизонтальном, когда сравниваются значения одного и того же уровня иерархии.
Процедура такого анализа состоит из пяти этапов.
Первый этап состоит в нахождении гиперонима слова, например, для слова «журнал» (англ. magazine), это будет «периодическое издание».
Второй этап состоит в подборе гипонимов данного слова, т. е. названия конкретных журналов.
Третий этап заключается в анализе единиц того же самого иерархического уровня, к которому принадлежит данное слово, т. е. в анализе синонимов и антонимов.
Четвертый этап — основной, т.к. на этом этапе составляется список минимальных диагностических компонентов (сем), которые группируются в определённые блоки. Так, для слова «журнал» выделяется три крупных блока: периодическое издание’; 2) ’переплетенное или сброшюрованное’ и 3) ’по содержанию и оформлению носящее довольно популярный характер’.
Пятый этап — заключительный и, по мнению Ю. Найды, факультативный, состоит в формулировании дефиниции слова на основе его диагностических признаков.
Как видим, предложенный вариант КА является типичным для начального периода КА, когда анализируются отдельные, изолированные слова с учётом парадигматических отношений (корреляций)[371].
Но в зависимости от цели и задач исследования вариант КА, предложенный Ю. Найдой, является вполне эффективным. Приведём, к примеру, схему семной структуры глагола резать, выявленную В.Г. Гаком (1976 : 90)[372].
Схема 24

Приведённые варианты КА для конкретной лексики на парадигматическом уровне, представленные в виде схем (см. схему 24) или в виде таблиц[373], нашли широкое использование в работах И.В. Арнольд, Э.В. Кузнецовой,

А.А. Уфимцевой, И.А. Стернина, Ю.Д. Апресяна, Ю.Н. Караулова, О.Н. Селиверстовой, Э. М. Медниковой и многих других.
Из многих направлений КА особенно перспективными в силу его объективности [Болотнова 2009 : 453] представляется методика ступенчатой идентификации на основе словарных дефиниций, разработанная Эрой Васильевной Кузнецовой. Она заключается в последовательном сведении слов-идентифи-ка- торов к словам с предельным значением на базе словарных дефиниций.
Рассмотрим пример из учебного пособия Э.В. Кузнецовой.
Выловить — извлечь из жидкой среды; извлечь — достать изнутри; достать — взять откуда-либо; взять — получить; получить — взять.
Процедура многоступенчатой идентификации продолжается до тех пор, пока в сопоставляемых толкованиях не возникнет ситуация «взаимной идентификации». В нашем примере это взаимная идентификация глаголов взять и получать. Такая ситуация сигнализирует, что дальнейшее разложение значений с помощью слов того же языка невозможно.
Конечные идентификаторы можно принять за лексико-семантические единицы, которые как бы олицетворяют семантические компоненты, представленные в значениях всех глаголов и объединяющие их. Так, в приведённом примере идентификатор взять является манифестатором категориально-лексической семы «приобщение объекта», на основе которой они включается в соответствующую лексико-семантическую группу глаголов [Кузнецова 1989 : 37].
Для анализа абстрактной и служебной лексики эффективен вариант АК, разработанный представителями Московской семантической школы [Мельчук 1974 : 62-67; Кобозева 2000 : 115-120].
КА активно используется на разных языковых уровнях различных языков для выявления иерархии сем в качестве самостоятельной задачи.
Так, вслед за Б. Потье, Владимир Григорьевич Гак даёт следующую иерархию сем: архисема (категориальная сема) — общая сема родового характера, например, у слова лошадь — ’одушевлённое существо’; дифференциальные семы видового характера: 1) описательные, отражающие индивидуальные свойства и признаки предмета и 2) о тноси- тельные, отражающие связи и отношения данного предмета с другими; потенциальные семы — скрытые элементарные смыслы, возможность выявления которых обеспечивается актуализацией слова в речи, например, у слова лошадь ’тяжесть’ или у слова автомобиль — ’состоятельность’ и т. п. [Гак 1988; Алефиренко 2009-б]. Наконец, третий подход к выделению сем — чисто лингвистиче- с к и й , который базируется на уровне синтагматики и заключается в анализе семантики слов (или других единиц языка), исходя из совместной встречаемости слов (единиц) в текстах.
В этом случае методика извлечения сем сводится к следующим шагам: фиксируются все случаи совместного появления в тексте двух слов, одно из которых является анализируемым; составляется список слов-синонимов; аллонимы группируются в семантически близкие классы; каждому классу присваивается обобщенное значение. Эти обобщенные значения и являются семемами (семантическими, структурными) исследуемых слов.
Такой вариант выделения сем позволяет избежать субъективности в анализе языковых значений, поскольку семы извлекаются из текста при помощи формализованных процедур [Алефиренко 2009-б : 381].
Зародившись как основная методика структурной семасиологии, КА был перенесен на морфемный уровень, а затем на морфологический (И. Вахек, Е. В. Гулыга и Е. И. Шендельс) и синтаксический (О. И. Мос- кальская, В. А. Белошапкова, В. Г. Гак, Е. М. Вольф).
На уровне грамматики КА направлен, прежде всего, на анализ грамматических категорий и грамматической семантики, где он используется, по мнению Замира Курбановича Тарланова, «особенно результативно», что обеспечивает КА «важную роль в современных грамматических исследованиях» [Тарла- нов 1995 : 81].
КА продолжает своё совершенствование и сегодня, избавляясь от ограничений структурализма через синтез[374] с другими методиками и методами. Совершенствуясь в процедурном аспекте, КА «обрастает теорией, тем самым трансформируясь в автономную лингвистическую концепцию» [Тарланов 1995 : 67]. Иначе говоря, компонентный анализ из методики трансформируется в метод, что отмечают многие лингвистические источники.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector