Luck-lady.ru

Настольная книга финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Процесс первоначального накопления капитала в россии

Условия первоначального накопления капитала в России

В России процесс первоначального накопления капитала начался лишь в XVII в. и продолжался, по некоторым оценкам, вплоть до 70-х гг. XIX вв. Он характеризовался рядом особенностей, обусловленных своеобразным социально-экономическим развитием страны.

Особенности первоначального накопления капитала в России:

  1. Господство феодальной собственности на землю.
  2. Большая роль внутренней торговли, государственных премий и субсидий.
  3. Неравномерность и незавершенность процесса.
  4. Сохранение крепостного права.
  5. Одновременное появление мануфактур.

Процесс первоначального капитала в России был связан с деятельностью прежде всего купечества на внутреннем и внешнем рынках. Источники купеческих прибылей были весьма разнообразны: спекуляция и кредитное дело; неэквивалентный обмен (купцы широко использовали колебания цен во времени и в пространстве); ростовщические операции; казенные поставки и винные откупа.

Важную роль сыграли и колониальные источники получения прибыли, подкрепленные правами торговой и промышленной монополии и протекционизма. Можно сослаться в этом отношении на пример монополии Персидской компании на поставку шелка в Россию, установленной в конце 50-х гг. XVIII в. Уже в 1760 г. в Москве наблюдалось повышение цен на шелк-сырец, т. к. компания временно прекратила его доставку, а другим купцам было запрещено участвовать в столь прибыльном деле.

Особое значение для развития первоначального накопления капитала в стране имело зарождение крестьянской буржуазии.
Факторы, способствующие развитию крестьянской буржуазии в России:

  1. существование относительно свободных государственных крестьян, сыгравших роль, подобную английским фригольдерам;
  2. сохранение и расширение оброков и их коммутация;
  3. расширение кустарных промыслов крестьян в городах;
  4. отсутствие в городах полностью монополизированного производства и торговли;
  5. широкие масштабы земледельческой колонизации;
  6. общие сдвиги в экономике России XVII-XVIII вв. (формирование всероссийского рынка, развитие транзитной торговли, появление мануфактур и т.д.).

Наличие этих факторов сказалось и на формировании рынка рабочей силы.

Отличным от западной модели было и участие государства в рассматриваемом процессе. Так, система государственных долгов, ставшая одним из источников первоначального накопления капитала в Голландии и Англии, в России заняла более скромное место. Определялось это тем, что русский абсолютизм ориентировался больше на прямые налоги и откупа, а сама экономика продолжала носить натуральный характер. Вместе с тем более значимой оказалась земельная политика государства, широко использовавшего аграрные резервы страны, неведомые Западной Европе. Поощрительные мероприятия абсолютизма, связанные с раздачей земель и дарового труда крепостных, ускорили мобилизацию капитала и рабочей силы на политической основе.

Вопрос 4. Особенности первоначального накопления капитала в России;

В России в XVII в. тоже начался процесс первоначального накопления капитала. Этот процесс протекал в обстановке господства феодально-крепостнических отношений, что обусловило его длительность. В России не было такой широкой экспроприации крестьянства, как в Англии. Тем не менее рост товарно-денежных отношений, усиление налогового бремени отрывали часть крестьян от земли, а ремесленников – от мастерских. Часть беглых и разорившихся крестьян и ремесленников – посадских людей – уже работала по найму.

В то же время определенная прослойка купцов, разбогатевших крестьян и ремесленников накапливала в своих руках большие денежные средства. Главным источником этих средств была торговля, прежде всего неэквивалентный обмен с народностями Сибири, носивший ярко выраженный колониальный характер, а также подряды и откупы, которые городская верхушка получала у государства. Зарождавшееся первоначальное накопление капитала являлось основой для возникновения в России, как и в других странах, элементов капиталистических отношений.

В XVI–ХVII вв. в связи с расширением внутреннего рынка появляется более высокая форма организации промышленного производства, свидетельствовавшая о начавшемся разложении средневекового ремесла. Ремесленник вследствие отдаления рынка вынужден был обращаться к торговым посредникам – скупщикам. Скупщики – как правило, разбогатевшие ремесленники и купцы – все более властно становились между ремесленником и рынком, постепенно отрезая производителей не только от рынка сбыта, но и от рынка сырья.

Уже в XVI в. стали возникать первые мануфактуры (централизованные). Первая централизованная мануфактура появилась в России в литейном деле (производство пушек, колоколов, чеканка монет), поскольку литье – сложный технологический процесс, требовавший участия мастеров-специалистов и подсобных рабочих.

Централизованными мануфактурами следует считать пушечные дворы (1586 г. на московском пушечном дворе Андрей Чохов отлил «царь-пушку» весом в 2400 пудов), а также денежные дворы. Это было зарождение крупной промышленности в России. В стране возникло несколько металлургических и металлообрабатывающих предприятий, основанных как русскими, так и иностранными предпринимателями при поддержке царского правительства. Однако успехи в металлургическом производстве далеко не удовлетворяли возросшие потребности страны в металле. Недостаток приходилось покрывать за счет ввоза металла из европейских стран, главным образом из Швеции.

К числу неразвитых мануфактур можно отнести соляные варницы, которые требовали больших средств. Соляные варницы чаще всего основывались купцами и разбогатевшими крестьянами, применявшими труд наемных рабочих. Среди мелких мануфактур были кожевенные, мыловаренные и др. Но развитие мануфактурного производства во всех отраслях тормозилось господством крепостнического строя, отсутствием капиталов, квалифицированных кадров и т.д.

Господство феодального строя, усиление крепостничества, узость внутреннего рынка и ряд других факторов поставили мануфактурное производство в чрезвычайно тяжелые условия и обусловили то, что в большинстве мануфактур использовался труд не вольнонаемных рабочих, а крепостных крестьян (вотчинные мануфактуры).

Таковыми были различные дворцовые мастерские (Хамовный и Бархатный дворы), казенные предприятия (Пушечный двор, мастерские Оружейной палаты, Гранатный двор в Москве). Типичными вотчинными мануфактурами были предприятия боярина Морозова – поташные, железоделательные, кожевенные, винокуренные, полотняные и др. заводы. На них работали в порядке феодальной повинности ремесленники и крестьяне. Заработную плату получали лишь немногочисленные мастера, как правило, наемные работники.

Читать еще:  Состав собственного капитала

Общее же число мануфактур к концу XVII в. не превышало 20. Их роль в хозяйственной жизни была небольшой. Потребности в промышленных изделиях покрывались в основном за счет производства кустарей и ремесленников.

Одним из важнейших явлений экономической жизни было дальнейшее углубление территориального разделения труда между отдельными районами и областями страны, т. е. специализация их на производстве определенного товара. Так, постепенно стали выделяться районы железоделательного и металлообрабатывающего производства – Серпуховско-Тульский, Тихвинский; меднолитейного дела – Московский, Новгородский; кожевенного производства – Вологда, Кострома, Ярославль, Новгород, Можайск, Муром; выделки сукна – Московский район, Заволжье; производство полотна и холста – Новгородский, Псковский, Олонецкий. Определились районы деревообработки, гончарного дела, соледобычи, земледелия, скотоводства, рыболовства, охоты.

Укрепление межрайонных связей привело к возникновению торговых ярмарок всероссийского значения – Макарьевская близ Нижнего Новгорода, Свенская под Брянском, Ирбитская на Урале. Все это способствовало усилению экономических связей между отдельными областями страны, постепенному слиянию местных рынков в один всероссийский рынок.

Буржуазные отношения при этом складывались тогда почти исключительно в сфере торговли, их почти не было в промышленном производстве и в сельском хозяйстве, остававшимся основной сферой народнохозяйственной деятельности. Именно это определило отставание России от передовых стран Западной Европы, вступивших к тому времени на путь капиталистического развития. Крупнейшими представителями торгового капитала были так называемые «гости». Они брали на откуп казенные монополии – кабацкие, таможенные и иные сборы, рыбные и соляные промыслы. В руках отдельных купцов накапливались значительные денежные суммы.

В XVI–XVII вв. Россия стала занимать все более важное место в международной торговле. В XVI в. были заключены торговые соглашения с Данией, Англией. Торговые дворы в России открывали англичане, позднее, в конце XVI в., голландские и французские купцы. Торговля со странами Западной Европы осуществлялась через единственный порт на Белом море — Архангельск, на долю которого приходилось 3/4 торгового оборота страны. На протяжении XVII столетия значение Архангельска возрастает: в 1604 г. туда прибыло 24 корабля, а в конце века – 70. По сухопутным путям связи с Западом осуществлялись через Смоленск и Новгород.

Стал меняться и характер торговли с Западом: если в XVI в. в вывозе России преобладала продукция промыслового хозяйства (пушнина, воск), то в XVII в. заметно возрос удельный вес сельхозпродукции, а также промышленных товаров (канаты, поташ).

Поташ – карбонат калия, средняя калиевая соль угольной кислоты. Получают из природных калиевых солей, а также из золы некоторых растений, водорослей и т. д. Применяется для приготовления жидкого мыла, хрустального стекла, в фотографии, красильном производстве.

Расширилась также торговля с восточными странами — Крымом, Турцией, Бухарой, Персией, Индией. В вывозе в восточные государства преобладали металлические и деревянные изделия, кожа, пушнина, воск. С азиатскими странами торговля осуществлялась через Астрахань.

Операции иностранных купцов на внутреннем рынке России законодательно ограничивались. В 1653 г. была введена «Торговая уставная грамота», установившая более высокие торговые пошлины с иностранных купцов. «Новоторговый устав» 1667 г. разрешал иностранцам проводить только оптовые торговые операции и лишь в пограничных городах. Устав вводил и льготы для отечественного купечества.

5.4. Условия первоначального накопления капитала в России

5.4. Условия первоначального накопления капитала в России

В России процесс первоначального накопления капитала начался лишь в XVII в. и продолжался, по некоторым оценкам, вплоть до 70-х гг. XIX вв. Он характеризовался рядом особенностей, обусловленных своеобразным социально-экономическим развитием страны.

Особенности первоначального накопления капитала в России:

1. Господство феодальной собственности на землю.

2. Большая роль внутренней торговли, государственных премий и субсидий.

3. Неравномерность и незавершенность процесса.

4. Сохранение крепостного права.

5. Одновременное появление мануфактур.

Процесс первоначального капитала в России был связан с деятельностью прежде всего купечества на внутреннем и внешнем рынках. Источники купеческих прибылей были весьма разнообразны: спекуляция и кредитное дело; неэквивалентный обмен (купцы широко использовали колебания цен во времени и в пространстве); ростовщические операции; казенные поставки и винные откупа.

Важную роль сыграли и колониальные источники получения прибыли, подкрепленные правами торговой и промышленной монополии и протекционизма. Можно сослаться в этом отношении на пример монополии Персидской компании на поставку шелка в Россию, установленной в конце 50-х гг. XVIII в. Уже в 1760 г. в Москве наблюдалось повышение цен на шелк-сырец, т. к. компания временно прекратила его доставку, а другим купцам было запрещено участвовать в столь прибыльном деле.

Особое значение для развития первоначального накопления капитала в стране имело зарождение крестьянской буржуазии.

Факторы, способствующие развитию крестьянской буржуазии в России:

? существование относительно свободных государственных крестьян, сыгравших роль, подобную английским фригольдерам;

? сохранение и расширение оброков и их коммутация;

? расширение кустарных промыслов крестьян в городах;

? отсутствие в городах полностью монополизированного производства и торговли;

? широкие масштабы земледельческой колонизации;

? общие сдвиги в экономике России XVII–XVIII вв. (формирование всероссийского рынка, развитие транзитной торговли, появление мануфактур и т. д.).

Наличие этих факторов сказалось и на формировании рынка рабочей силы.

Отличным от западной модели было и участие государства в рассматриваемом процессе. Так, система государственных долгов, ставшая одним из источников первоначального накопления капитала в Голландии и Англии, в России заняла более скромное место. Определялось это тем, что русский абсолютизм ориентировался больше на прямые налоги и откупа, а сама экономика продолжала носить натуральный характер. Вместе с тем более значимой оказалась земельная политика государства, широко использовавшего аграрные резервы страны, неведомые Западной Европе. Поощрительные мероприятия абсолютизма, связанные с раздачей земель и дарового труда крепостных, ускорили мобилизацию капитала и рабочей силы на политической основе.

Читать еще:  Планирование капитальных вложений и капитального строительства

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Как заканчивается эпоха первоначального накопления капитала в России

Подходит к своему логическому завершению тот период ведения бизнеса в России, который связан с накоплением активов и распоряжением ими «по правилам лихих 90-х». Оставлю за кадром человеческий фактор, когда некоторые бизнесмены, пересмотрев свои жизненные приоритеты, сами приняли решение что-то поменять: начать платить налоги, вести бизнес честно и взять на себя бремя социальной ответственности. Кто-то из них, возможно, решил заняться благотворительностью, подумав в конце концов о семье и будущих поколениях, и перейти из категории «баронов-разбойников» в ранг респектабельных бизнесменов-капиталистов. Таких людей, к величайшему сожалению, не так уж и много.

Значительная часть российских бизнесменов и владельцев крупных состояний вынуждена задуматься о всем вышеперечисленном и делать пока еще первые шаги в этом направлении. Причиной тому — давление целого ряда внешних факторов. И вот основные из них.

Финансовая прозрачность иностранных активов и операций

Россия не является пионером во внедрении идеи о декларировании и финансовой прозрачности иностранных активов: компаний, счетов в банках и финансовых компаниях. Мы лишь присоединились в этом вопросе к наиболее развитым странам.

На сегодняшний день более 100 стран присоединились к Автоматическому обмену финансовой информацией (Common Reporting Standard, CRS), в том числе и Россия. Подавляющее большинство развитых стран борется не только с чисто криминальным отмыванием денег, но также с уклонением от уплаты налогов. Я несколько раз слышал от коллег истории, когда иностранные специалисты по налогам 10–15 лет назад приезжали консультировать российскую налоговую службу и видели практически «чистое поле». Сейчас многое изменилось — российские налоговики достигли определенных успехов в сборе и обработке информации, в том числе в анализе Big Data.

Очевидно, что борьба с отмыванием «грязных денег» в России будет усиливаться. В октябре 2018-го появились слухи от «информированных источников» о том, что в 2019 году правительство всерьез намерено ужесточить ответственность за легализацию преступных доходов как в своем интересе (ст. 174.1 УК РФ), так и для третьих лиц (ст. 174 УК РФ). Например, по аналогии с британским «Законом о криминальных финансах» планируется расширить ответственность за легализацию преступных доходов. Подразумевается, что ответственность будет распространяться даже на консультантов, юристов и бухгалтеров.

Но вернемся к Автоматическому обмену, основная задача которого — борьба с уклонением от уплаты налогов. Несмотря на недавние рассуждения отдельных российских и иностранных консультантов, финансистов, банкиров о том, что никакого автоматического обмена с Россией не будет, — он уже случился. В 2018 году порядка 70 стран передали российским налоговым органам информацию о финансовых счетах лиц, которые были названы там российскими налоговыми резидентами. Ожидается, что еще 20 стран сделают это в 2019 году. По итогам 2019 года Россия получит финансовую информацию о счетах своих налоговых резидентов из 90 стран. Возможно, таких стран станет еще больше. Процесс «присоединения» новых стран к CRS не окончен и с завершением 2019 года не закончится.

Широко известно и применяется такое решение, как «паспорт инвестора» страны с нулевой ставкой, не участвующей в обмене налоговой информацией. Однако и с ним не все так однозначно. 16 октября ОЭСР (главный провайдер и модератор финансовой прозрачности) проанализировал существующие программы выдачи «золотых паспортов» и дал рекомендации банкам из обменивающихся юрисдикций очень тщательно оценивать реальное резидентство тех лиц, кто предъявляет им паспорта «сомнительных стран».

Подобные инициативы по борьбе с укрывательством активов от налогообложения делают практически невозможными (и уж точно малорентабельными) схемы «лихих 90-х». Тогда легко можно было «закинуть» пару миллионов долларов на офшор за «маркетинговые исследования» и дальше распоряжаться ими по своему усмотрению, покупая виллы, машины и яхты с самолетами во вполне приличных странах.

Но надо понимать, что движение мира в сторону финансовой прозрачности, или, как это модно говорить, «транспарентности», влияет не только на конкретного бизнесмена и его взаимоотношения с родным или любым другим государством, но и на его семью.

Фактор второй — имущественные отношения внутри семьи

К сожалению, разводы в России — далеко не редкость. Как правило, супруг, который является источником благосостояния, не сильно мотивирован на раздел совместно нажитого имущества поровну, то есть так, как это предусмотрено законодательством. Конечно, существует такой инструмент, как брачный договор. Однако за первый период «амнистии капиталов» (2015-2016 годы) и сейчас, во время второго периода, мы имели дело с сотнями семей, которым готовили декларации. Знаете, в скольких случаях мы имели дело с брачным договором? Я помню только два. Два на несколько сотен. Это что-то на уровне статистической погрешности. При этом один из них вообще не выдерживал никакой критики — искренне не понимаю, как нотариус его заверил.

Представим такой диалог супругов:

— Дорогая, я хочу развестись с тобой. Как настоящий джентльмен, я оставляю тебе квартиру и машину, а больше нам и делить-то нечего!

Читать еще:  В состав заемного капитала входят

— А как же бизнес? Твой холдинг «ЛесПромГазНефтеЭкспорт», с ним что?

— Ну что ты, он не мой! Он принадлежит кипрской компании «Лонг Вояж Кэпитал» и английскому трасту Nothing to Nobody, а там я ну абсолютно никто! И, кстати, вилла на Лазурном Берегу — она тоже этому трасту принадлежит!

С теми возможностями и фактическими данными о зарубежных активах и их реальных владельцах, которыми теперь обладают государственные органы, полагаю, такой разговор теряет свою актуальность.

Я не имею в виду, что всю информацию о том, где, у кого и сколько по офшорам лежит, можно будет купить на «Горбушке». Надо отдать должное налоговым органам — они хорошо умеют хранить налоговые тайны. Но истребовать через суд такую информацию в ситуации «конфликтного раздела имущества» возможно, и наверняка это будет широко применяться юристами на практике.

Например, в соответствии Гражданским процессуальным кодексом РФ (ст. 57) сторона по делу, участвующая в судебном разбирательстве, вправе истребовать документы, являющиеся доказательствами по данному делу. Так, в делах о назначении алиментов возможно истребование через суд сведений о доходах ответчика–алиментоплательщика у его работодателя или в налоговых органах. Кроме того, есть подобная судебная практика и по несемейным делам — в деле о банкротстве, когда по ходатайству одной из сторон суд обязывает налоговые органы предоставить «налоговую» информацию в материалы дела, и налоговики это требование выполняют .

Следует отметить: если имущество «структурировано» через иностранные юрисдикции, то это еще сильнее может подорвать позицию стороны, которая не желает справедливого раздела, а пытается оставить все себе. Для примера: суды Великобритании склонны отступать от принципа равенства при разделе имущества (в случае развода и при отсутствии брачного договора). Как правило, большую часть имущества присуждают тому супругу, с кем остаются дети. Здесь суд руководствуется следующим доводом: уровень жизни супруга с детьми после развода не должен стать хуже, чем был до него.

Третий фактор связан с наследованием активов

С течением времени никто из нас не становится моложе, и вопрос передачи активов по наследству рано или поздно встает перед каждым.

По результатам исследований российского частного капитала (компанией PWC, бизнес-школой «Сколково»), капитал и бизнес в России сосредоточен в руках «первого поколения бизнесменов» — более 80%. Это те бизнесмены, кто активы и бизнес создавали сами. Разумеется, рано или поздно эти активы и капитал будут переданы по наследству.

В рамках «деофшоризации» (подготовки Специальных деклараций в рамках амнистии капиталов, безналоговой ликвидации иностранных компаний) за последнее время мы имели дело более чем с 200 иностранными компаниями, причем около 70% из них — это классические офшорные компании. А сколько раз мы видели в уставах этих компаний (Memorandum of Association), в договорах номинального держания акций (Trust Deed, Declaration of Trust) хотя бы какое-то описание наследственных вопросов, спросите вы. Ни одного!

Если взглянуть на аналогичную статистику с трастами и фондами, выступающими в первую очередь как наследственные «инструменты», то в половине случаев это «прокисшие» списки бенефициаров второго порядка. Поясню, что я имею в виду. Такой траст, как правило, создавался 10–15 лет назад. Список бенефициаров, которые должны получить доход из этого траста после смерти бенефициара первого уровня, за эти 10–15 лет ни разу не актуализировался. А состав семьи учредителя траста за тот же период претерпел существенные изменения.

Парадоксальным образом именно инициативы со стороны ОЭСР в целом и России в частности вынудили подавляющее большинство состоятельных россиян обратить внимание на то, как структурированы их активы. Заставили задуматься над тем, могут ли эти активы быть структурированы так, чтобы передача по наследству прошла без проблем для членов семьи.

Пожалуй, ни одному государству не удалось еще добиться абсолютной прозрачности ведения бизнеса. Чтобы ни делали государственные органы, всегда найдутся предприимчивые граждане, которые считают, что смогут спрятать все так, чтобы никто не нашел. Допустим, кому-то это и вправду удалось. Но что в этом случае делать наследникам такого «предприимчивого фокусника»? Смогут ли они вообще когда-нибудь узнать, что, где и в каких количествах он припрятал? Через какие компании, фонды и анштальты со штифтунгами это структурировано? И как заявить свои права на эти несметные богатства?

Чем лучше активы спрятаны, тем труднее будет «путь» наследников к ним.

Резюме

Безусловно, кроме названных факторов существуют и иные. Изменение экономической и политической ситуации в целом, изменение бизнес-среды и мировоззрения отдельных бизнесменов здесь тоже играет важную роль.

Пример из моей личной практики. Два партнера по бизнесу начинали еще в 1990-х и построили большой серьезный бизнес. На протяжении этих лет им удалось не только расширить сам бизнес, но и сохранить рабочие партнерские отношения. И тут один из них решил принять участие в «амнистии» и задекларировать все свои активы (счета, компании), как того требует законодательство. Второй партнер в этом случае попадает в неоднозначную ситуацию, не так ли?

Подводя итог, хочу поделиться мыслью одного из коллег, которую он высказал на одной из конференций по частному благосостоянию: «Это очень хорошо, что в России началась деофшоризация. Теперь наши клиенты хотя бы попробуют разобраться, что же у них есть и что теперь с этим делать!»

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector