Luck-lady.ru

Настольная книга финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свободное движение капитала

Большая Энциклопедия Нефти и Газа

Свободное движение — капитал

Свободное движение капитала и товаров ( в отличие от движения одних только товаров) означает, что инвестиции осуществляются в соответствии с принципом абсолютной доходности, а не на основании сравнительных преимуществ. Отсутствие свободного движения рабочей силы означает, что в стране, где не осуществляются капиталовложения, снижается вероятность найти работу. Это положение несколько более точно отражает положение вещей в мире, в котором мы живем, чем принцип сравнительного преимущества, насколько бы надежным он ни был во времена Ри-кардо. [1]

На самом деле свободное движение капитала является относительно новым явлением. [2]

Отличительной чертой системы мирового капитализма является свободное движение капитала . [3]

В частности, устранены все ограничения на свободное движение капиталов внутри Европейского Союза , а также между Европейским Союзом и третьими странами. Уделено особое внимание обеспечению сближения показателей экономического развития внутри ЕС, и его страны-члены принимали там, где это было уместно, программы такого сближения, рассчитанные на несколько лет, в которых определялись конкретные цели и показатели антиинфляционной и бюджетной политики. При подготовке введения евро как единой денежной единицы такие программы представлялись на рассмотрение Совету по экономическим и финансовым вопросам ЕС ( ЭКОФИН) и были ориентированы на обеспечение достижения устойчиво низких показателей инфляции, оздоровления государственных финансов и стабильности курсов валют в отношениях между странами-членами, как это и предусматривалось Маастрихтским договором. [4]

В 1976 — 1978 гг. была принята поправка к Статье IV Устава МВФ, которая зафиксировала, что одной из задач мировой валютной системы является обеспечение свободного движения капиталов . С переходом к Ямайской валютной системе ( 1976 — 1978 гг.) в измененном Уставе МВФ введено новое понятие свободно используемая валюта, т.е. валюта, широко применяемая в международных расчетах и операциях мировых валютных рынков. МВФ отнес к этой категории доллар, марку, иену, фунт стерлингов и французский франк, которые входят в валютную корзину СДР. [5]

Страны, ограничивающие с помощью законов и нормативных актов вывоз инвестированного капитала и прибыли из страны-получателя, менее привлекательны для иностранного инвестора, чем страны, которые разрешают свободное движение капитала и прибыли. [6]

Страны договорились о введении общих тарифов на импорт товаров из третьих стран, т.е. создании таможенного союза, отмене всех нетарифных барьеров в торговле товарами, производимыми внутри субрегиона, создании общего рынка со свободным движением капиталов , с общей денежной единицей, согласованной политикой в области финансов, в отношении иностранных инвестиций. [7]

Первоначально Общий рынок был создан для: 1) постепенной отмены тарифов и импортных квот на все продукты, которыми торгуют между собой страны-участницы; 2) установления общей системы тарифов применительно ко всем товарам, поступающим из стран, не входящих в ЕС; 3) обеспечения свободного движения капиталов и рабочей силы в пределах Общего рынка; 4) выработки единой политики по другим экономическим вопросам, затрагивающим все страны-участницы, в том числе по проблемам сельского хозяйства, транспорта, а также регулирования предпринимательской деятельности. ЕС достиг большинства поставленных целей и теперь представляет собой мощный торговый блок. [8]

Необходимость в свободном движении капитала между различными сегментами рынка приводит к появлению рынка ценных бумаг, позволяющего, с одной стороны, осуществлять заимствования, а с другой — размещать временно свободные средства. [9]

Эффективное размещение накоплений пенсионных и других дилюсрочных фондов должно помочь увеличить доходность от инвестиций, повысить экономическую безопасность, стимулировать рост компаний и создание новых рабочих мест. При этом абсолютно неприемлемо запрещать каким-либо из этих фондов получать выгоду от свободного движения капитала . Для них в целом смертельно быть объектом национального регулирования, которое прямо или косвенно требует, чтобы определенная доля фондов была вложена в собственные национальные рынки капитала члена ЕЕР. Не следует ограничивать финансовые институты в выборе менеджеров фондов и размещении активов никакими соображениями, кроме необходимости выполнять обязательства фонда. [10]

Прискорбно, если мы будем оставаться самодовольными, думая, что большинство проблем происходят вне наших национальных границ. Мы все являемся частью системы мирового капитализма, которая характеризуется не только свободой торговли, но и — что гораздо важнее — свободным движением капитала . Система создает благоприятные условия для движения капитала и ведет к быстрому росту мировых финансовых рынков. [11]

Теперь мы подошли к самому трудному вопросу: как могут абстрактные теоретические построения, которые я так подробно развивал, пролить некоторый свет на настоящий момент в истории. Мы живем в условиях мировой экономики, которая характеризуется не только свободной торговлей товарами и услугами, но даже в большей степени свободным движением капитала . Процентные ставки, курсы обмена валют, курсы акций в различных странах связаны самым тесным образом, и мировые финансовые рынки оказывают огромное влияние на экономические условия. Учитывая решающую роль, которую международный финансовый капитал играет в судьбах отдельных стран, мы вполне можем говорить о системе мирового капитализма. [12]

Парадокс, но в периоды процветания экономики, в периоды расширения международного сотрудничества, связей, торговли, уклонение от уплаты налогов также может процветать. Как правило, налоговый контроль ограничивается, территорией соответствующего государства и не выходит за границы страны, поэтому создается благоприятная обстановка для сокрытия предпринимателями своих доходов за границей благодаря свободному движению капитала . [13]

Что еще может противостоять раскручиванию спирали сокращения производства. Кейнс полагал, что, если при первых же призна-i i избыточных сбережений центральный банк резко понизит про-иг ] IT, инвесторы могут увидеть возможности получения дополнительном прибыли. В закрытой экономике этого еще можно добиться, но и открытой экономике со свободным движением капитала и золота мдсяться на это не приходится. [14]

Для нормальной предпринимательской деятельности необходим ряд правовых и организационных гарантий. Одним из них является возможность самостоятельно формировать производственную программу, выбирать поставщиков и потребителей продукции, устанавливать цены в соответствии со спросом, определяемым условиями свободного рынка производственных ресурсов. Необходимость привлечения финансовых средств, объектов интеллектуальной собственности, эффективного распоряжения прибылью предприятия обусловливает развитие отношений с банковской системой на коммерческих началах, свободное движение капиталов , ценных бумаг. [15]

Свобода движения капиталов

Свобода движения капиталов рассматривается и в учебниках, и в других работах по праву сообществ большей частью последней из четырех «основных свобод общего рынка». Однако это не означает, что по своему значению она менее важна, чем три другие.

В Договоре о ЕЭС нет четкого и полного понятия свободы движения капиталов. Это понятие формировалось постепенно. Первоначально было заявлено о том, что в течение переходного периода и в той мере, какая необходима для функционирования общего рынка, государства-члены будут во все возрастающей степени устранять в отношениях друг с другом все ограничения на движение капиталов, принадлежащих лицам, проживающим в качестве резидентов на территории государств-членов, а также любую дискриминацию по национальному признаку, или по местопребыванию сторон, или по месту вложения капитала (ст. 67).

Чтобы ускорить реализацию свободы движения капиталов, были определены этапы и составлен примерный график. В первую очередь должны были освобождаться от всяких ограничений текущие платежи, связанные с движением капиталов между государствами-членами. Разрешения на валютные операции стали по мере возможности даваться на основе либерального подхода. Государства-члены обязались устанавливать свои внутренние правила, регулирующие рынок капиталов и кредитную систему, на недискриминацоинной основе.

Читать еще:  Текущий средний и капитальный ремонт

Особо оговаривался вопрос о займах. Устанавливалось, что займы, предназначенные для прямого или косвенного финансирования государства-члена, а также его региональных или местных административных органов, могли выпускаться или размещаться в других государствах-членах только в том случае, если между заинтересованными государствами достигнута соответствующая договоренность. При этом было заявлено, что данное положение не препятствует применению Протокола об Уставе Европейского инвестиционного банка.

В дальнейшем правовое регулирование свободы движения капиталов развивалось в основном на базе директив и судебных решений. Понятие свободы движения капиталов стало приобретать более четкие рамки. Прежде всего под движением капиталов надо понимать только односторонние трансферы ценных бумаг из одного государства-члена в другое. При этом речь идет о таких финансовых трансакциях, которые носят самостоятельный характер, а не осуществляются в связи с поставками товаров, оказанием услуг или перемещением рабочей силы. Свобода движения капиталов понимается, таким образом, не в качестве обслуживающей функции, своего рода приложения к другим основным свободам общего рынка, а как отдельная, самостоятельная свобода.

Следующая существенная черта свободы движения капиталов заключается в том, что эта свобода не ставится в зависимость от гражданства участников отношений.

В настоящее время можно сказать, что свобода движения капиталов включает в первую очередь прямые инвестиции, предоставление кредитов, обеспечение поручительств, участие в предпринимательстве, приобретение недвижимости, вложение ценных бумаг, размещение займов. Как видно, речь идет не только о денежном капитале, но и об имуществе.

Обращаясь к недавнему прошлому, нельзя не признать, что, несмотря на соблюдаемые постепенность и поэтапность продвижения вперед, реализация свободы движения капиталов проходила нелегко и была сопряжена с преодолением трудностей, многие из которых не встречались на пути осуществления остальных трех основных свобод общего рынка. В то время государства – члены ЕЭС испытывали жесткое давление американского доллара и в поисках самозащиты обращались к строгому контролю за ввозом и вывозом капиталов.

Расшифровывая понятие «движение капиталов», Сообщество определило сначала в 1960 г., а затем в 1962 г. четыре группы капиталовложений – А, Б, В, Г, – отличавшиеся различной степенью либерализации. При этом прямые капиталовложения были включены в первую группу (А) и потому подлежали «безусловной и полной либерализации». Они нуждались, правда, в разрешении властей заинтересованных государств, но такие разрешения давались практически автоматически [4] . Подобная политика привела к заметному успеху. Достаточно отметить, что к началу 60-х годов, а в ряде случаев и раньше национальные валюты государств – членов ЕЭС стали свободно конвертируемыми.

Главные трудности проистекали из-за отсутствия достаточно хорошо взаимосвязанного и единообразного регулирования всей системы отношений в сфере свободного движения капиталов. Долгое время оставались в силе явно не стыковавшиеся друг с другом ограничения, установленные государствами-членами. Эти государства очень неохотно расставались с полномочиями, которыми они располагали прежде. К тому же Договор изобиловал в отношении свободы движения капиталов выражениями типа «насколько это возможно», «в мере, какая необходима для нормального функционирования общего рынка».

Если в статье 71 устанавливалось, что государства-члены будут стремиться к тому, чтобы не вводить внутри Сообщества никаких новых ограничений в области валютных операций, которые затронули бы движение капиталов и связанные с этим текущие платежи, а также не увеличивать ограничения в существующих правилах, то статья 73 допускала прямо противоположные меры. Государство-член получило право самостоятельно принимать защитные меры в области движения капиталов, если оно сочтет, что находится в затруднении.

Движение капиталов не сводится к движению денег и ценных бумаг. Весьма важную роль в экономической политике государств-членов с самого начала играло обеспечение свободы платежей. Эту свободу, и порой не без основания, называют отдельной, пятой основной свободой общего рынка. И хотя о движении капиталов и движении платежей говорится в разных статьях Договора о ЕЭС (статьи 67 и 106), тесная взаимосвязь между ними не подлежит сомнению.

Роль и значение свободного движения платежей объясняет то обстоятельство, что такое движение постоянно находилось в центре внимания государств-членов. Даже признавая ее необходимость, они зачастую очень неохотно расставались со своими полномочиями в этой сфере, стремились сохранить за собой если не прямые, то косвенные рычаги контроля. Только тогда, когда экономическая ситуация в государствах-членах и в целом в сообществах в основном стабилизировалась, такой контроль был ослаблен. Однако некоторые страны были вынуждены возвращаться время от времени к прежнему положению, когда в их экономической жизни возникали кризисные явления, в частности, появлялись признаки инфляции.

Проблемы, связанные со свободным осуществлением платежей, не исчезли и в последующие годы. Но жизнь заставляла решать их и идти вперед. Даже само понятие «свобода платежей» стало более определенным. Оно охватывает ныне такие платежи, которые распространяются непосредственно на товарообмен, оказание услуг и на другие действия, связанные с движением лиц. Свобода платежей в принципе возлагает на государства-члены обязанность давать разрешение на все платежи в валюте страны, которой предназначены льготы, в объеме, соответствующем уровню либерализации в Европейском союзе движения товаров, лиц, услуг и капиталов. Свобода платежей включает также возможность свободного ввоза и вывоза банкнот для исполнения обязательств, связанных с движением товаров и услуг.

Надо сказать, что полная либерализация движения капиталов в рамках ЕЭС не была достигнута и к началу 90-х годов. Только в восьми странах (Германия, Франция, Италия, Великобритания, Голландия, Бельгия, Люксембург, Дания) она стала с 1 июля 1990 г. свершившимся фактом. Остальные четыре страны (Ирландия, Греция, Испания и Португалия) отставали от «восьмерки» и вопреки первоначальным расчетам и ожиданиям сохраняли в силе определенные ограничения.

С учетом сложившейся ситуации ряд положений Договора о ЕЭС о свободе движения капиталов, и особенно о свободе платежей, нужно было полностью или частично изменять. Это было сделано непосредственно в тексте Договора о Европейском союзе (1992 г.). Начиная с 1 января 1994 г. статьи 67–73 Договора о ЕЭС были заменены на статьи, получившие номера с 73 «Ь» по 73 «g». Перемены отражали требования нового времени и его дух.

Если в Договоре о ЕЭС речь шла о достаточно осторожной либерализации движения капиталов, то теперь была выдвинута задача максимально возможной отмены всех ограничений, действовавших в этой сфере. Как гласила статья 73 «Ь», в рамках положений, установленных в главе 4, все ограничения на движение капитала между государствами-членами, а также между государствами-членами и третьими странами должны быть запрещены. В рамках положений, установленных в этой же главе, все ограничения на платежи между государствами-членами и третьими странами также должны быть запрещены.

Запрет на ограничение стал общим правилом, имеющим прямое действие. Это был лейтмотив нового курса. Вместе с тем Договором о Европейском союзе допускались определенные исключения и вводились некоторые защитные механизмы. В этой связи следует выделить два момента.

Во-первых, вышеприведенные положения не должны были наносить ущерб применению к третьим странам любых ограничений, которые существовали на 31 декабря 1993 г. в соответствии с правом государств-членов или ЕЭС в отношении движения капитала в третьи страны или из них, включая прямые инвестиции в предприятия, в том числе вложения в недвижимость, предоставление финансовых услуг или допуск ценных бумаг на рынки капитала.

Читать еще:  Состав основного и оборотного капитала

Во-вторых, в целях достижения свободного движения капитала между государствами-членами и третьими странами в максимально возможной мере и без ущерба для осуществления других целей, зафиксированных в Договоре, Совету было предоставлено право принимать по предложению Комиссии решения об одобрении мероприятий по движению капитала в третьи страны или из них, включая прямые инвестиции в предприятия, в том числе вложения в недвижимость, по предоставлению финансовых услуг или допуску ценных бумаг на рынки капитала.

Эти положения не затронули компетенцию государств-членов:

а) применять относящиеся к делу положения их налогового законодательства, которые устанавливают различия между налогоплательщиками, находящимися в неодинаковых условиях относительно их налогового домициля или относительно места вложения их капиталов;

б) принимать все необходимые меры по предотвращению нарушений национальных законов и актов исполнительной власти, особенно в области налогообложения и тщательного контроля за деятельностью финансовых учреждений, или устанавливать процедуру декларирования данных о движении капитала для административных и статистических целей, или принимать меры, которые являются оправданными с точки зрения публичного порядка или государственной безопасности.

В /Договоре содержалось важное положение: названные меры и процедуры не должны быть средством произвольной дискриминации или завуалированного ограничения по отношению к свободному движению капиталов или платежей.

Комиссия, Совет и Европарламент приняли много документов, развивающих положения вышеназванных Договоров и регулирующих свободу движения капиталов с учетом запросов времени. В своем заявлении от 27 сентября 1995 г. Комиссия подчеркнула важность обеспечения «прозрачности» и повышения качества платежей, осуществляемых из одного государства-члена в другое. В конце 1994 г. Европарламент и Совет подготовили директиву о трансграничных денежных переводах. 26 июля 1996 г. Комиссия дала ответ на запрос депутатов Европарламента относительно средств борьбы с «отмыванием» денег. Несколько важных решений, касающихся свободы движения капиталов, были приняты Судом европейских сообществ.

Мифы глобализации: когда свободное движение капитала вредит экономике

Почему контроль за капиталом считается крайней мерой

Новая мода в инвестиционных кругах – так называемые пограничные рыночные экономики. Хотя эти страны с низким уровнем дохода – включая Бангладеш и Вьетнам в Азии, Гондурас и Боливию в Латинской Америке, Кению и Гану в Африке – имеют маленькие, неразвитые финансовые рынки, они быстро растут и, как ожидается, станут развивающимися экономиками будущего. В последние четыре года приток частного капитала в пограничные экономики был почти на 50% выше (по отношению к ВВП), чем поступает в страны с развивающейся рыночной экономикой. Следует ли это приветствовать или сокрушаться по этому поводу – вопрос, ставший своего рода тестом Роршаха для экономических аналитиков и политиков.

Мы знаем, что надежды на свободное передвижение капитала не оправдались. По большому счету всплеск притока капитала привел к росту потребления, а не инвестиций в странах-получателях, в результате чего экономическая нестабильность усугубилась, а болезненные финансовые кризисы стали более частыми. Вместо обеспечения дисциплины и сдержанности, это повысило доступность кредита на мировых финансовых рынках, ослабило бюджетные ограничения для расточительных правительств и еще больше раздуло банковские балансы.

Лучший аргумент в пользу свободного движения капитала высказал почти двадцать лет назад Стэнли Фишер, тогда второе лицо в Международном валютном фонде, а ныне вице-председатель Федеральной резервной системы США. Хотя Фишер признавал опасность свободного движения капитала, он утверждал, что решение этой проблемы – не сохранение контроля над движением капитала, но проведение реформ, необходимых для смягчения рисков.

Фишер выступил с этим аргументом в то время, когда МВФ активно стремился закрепить либерализацию движения капитала в своем уставе. Но потом мир стал свидетелем финансовых кризисов в Азии, Бразилии, Аргентине, России, Турции и в конечном итоге в Европе и Америке. Надо признать, что тогда МВФ смягчил свою установку на контроль капитала. В 2010 году фонд опубликовал документ, в котором признал значимость контроля за движением капитала как одного из инструментов борьбы с финансовой нестабильностью.

Тем не менее в МВФ и в развитых странах по-прежнему преобладает мнение, что контроль за движением капитала – крайняя мера, которая должна использоваться только после того, как традиционные средства макроэкономической и финансовой политики уже исчерпаны. Свободное движение капитала по-прежнему остается конечной целью, даже если некоторым странам, возможно, понадобится время, чтобы его обеспечить.

Две ошибки

В этой позиции есть два изъяна. Во-первых, как неустанно отмечают сторонники движения капитала, страны должны выполнить длинный список условий, прежде чем смогут извлечь выгоду из финансовой глобализации. Среди этих условий защита прав собственности, эффективное исполнение контрактов, искоренение коррупции, повышение прозрачности и финансовой информации, эффективное корпоративное управление, денежно-кредитная и налогово-бюджетная стабильность, разумный уровень долга, рыночные валютные курсы, высокое качество финансового регулирования и пруденциального надзора. Другими словами, политика, которая должна обеспечить экономический рост в развивающихся странах, требует сначала внедрения институтов, существующих в ведущих странах.

Хуже того, список этот не просто длинный, но открытый. Как показывает опыт развитых стран, мировой финансовый кризис продемонстрировал, что даже самые изощренные системы регулирования и надзора далеко не надежны. Поэтому требовать от развивающихся стран строительства учреждений, делающих потоки капитала более надежными, – задача не только некорректная, но и бессмысленная. Осторожность диктует более прагматичный подход, который признает постоянную роль контроля за капиталом наряду с другими инструментами регулирования и надзора.

Вторая проблема – это вероятность, что приток капитала может быть вреден для роста экономики, даже если оставить в стороне опасения по поводу финансовой неустойчивости. Сторонники мобильности капитала предполагают, что в бедных странах есть множество выгодных инвестиционных возможностей, которые не реализуются из-за нехватки инвестиционных средств. Откройте дорогу капиталу, говорят они, и тогда начнутся инвестиции и настоящий экономический рост.

Но многие развивающиеся страны сталкиваются как раз с низким спросом на инвестиции, а не дефицитом внутренних сбережений. Социальная отдача от инвестиций может быть высокой, но частная отдача – низкой из-за внешних факторов, высоких налогов, слабых институтов или любого другого из широкого спектра факторов.

Приток капитала в экономики, которые страдают от низкого спроса на капиталовложения, способствует потреблению, а не накоплению капитала. Он также способствует повышению обменного курса, который усугубляет инвестиционный дефицит. Страдает от этого прибыльность наиболее конкурентоспособных отраслей, и инвестиционный спрос падает дальше. В таких странах приток капитала может даже замедлить рост, а не стимулировать его.

Хирурги не нужны

Такие опасения побудили развивающиеся рыночные экономики экспериментировать с различными вариантами контроля за движением капитала. В принципе, пограничные финансовые рынки могут многому научиться из этого опыта. Как отметил экономист Университета Джонса Хопкинса Оливье Жанн на недавней конференции МВФ, организованной как раз для поддержки такого обучения, меры по поощрению притока капитала, вошедшие в моду в последнее время, не очень хорошо работают.

Проблема не в том, что эти меры не позволяют управлять масштабами или структурой этих потоков, а потому, что это влияние достаточно невелико. Бразилия, Колумбия, Южная Корея и другие страны столкнулись с тем, что ограниченный контроль, ориентированный на конкретные рынки (скажем, рынок облигаций или краткосрочного банковского кредитования), не позволяет существенно повлиять на ключевые параметры – валютный курс, монетарную независимость или внутреннюю финансовую стабильность. И выходит, что по-настоящему эффективный контроль за движением капитала, возможно, должен быть не хирургическим и узконаправленным, а более прямолинейным и всеобъемлющим.

Читать еще:  Планирование структуры капитала

Ограничения на движение капитала – не панацея, и они часто создают более серьезные проблемы, такие как коррупция или задержки необходимых реформ, чем те, что удается таким образом решить. Но так обстоит дело и в любой другой области деятельности правительства. Мы живем в неидеальном мире, где политические меры практически всегда частично проводятся в чьих-то интересах (и эффективны лишь частично) и где благонамеренные реформы в одной области могут иметь неприятные последствия в других частях системы.

В таком мире не слишком логично воспринимать контроль за движением капитала исключительно как крайнюю меру; такой подход – лишь фетишизация финансовой глобализации. В зависимости от ситуации мир может нуждаться в твердолобом прагматизме и в признании, что контроль за движением капитала иногда должен выдвигаться на первый план.

Свобода передвижения капиталов и осуществления платежей.

Свобода перемещения капитала – это запрет на все ограничения на движение капитала между членами ЕС, а также между членами ЕС и третьими странами. Принцип свободы движения капитала охватывает и свободу платежей, которая заключается в запрещении любых ограничений на платежи между членами ЕС, а также между членами ЕС и третьими странами.

В 1988 г. Совет ЕС принял Директиву о создании свободного рынка капиталов в рамках всего ЕС, она предусматривала полную либерализацию движения капитала между государствами-членами. После вступления в силу ДЕС были запрещены все ограничения на платежи между государствами-членами и третьими странами. Создание единого европейского рынка финансовых услуг – одна из современных задач ЕС.

Директива 2003 г. нацелена на установление единых стандартов раскрытия информации при публичном размещении ценных бумаг. Построена по принципу всеобщей гармонизации: максимально ограничивает национальное регулирование. Государствам-членам запрещено устанавливать дополнительные требования к уже закрепленным в директиве. С данной Директивой тесно связана Директива о прозрачности, устанавливающая долгосрочные обязательства эмитента, чьи ценные бумаги допущены к листингу на одной из фондовых бирж ЕС.

Исключения из принципа свободного движения капитала.Положения о снятии запретов не затрагивают компетенцию государств-членов применять относящиеся к делу положения их налогового законодательства, которые устанавливают различия между налогоплательщиками, находящимися в неодинаковых условиях; принимать все необходимые меры по предотвращению нарушений НП; устанавливать процедуру декларирования данных о движении капитала для административных и статистических целей; принимать меры, которые являются оправданными с точки зрения публичного порядка или госбезопасности.

В исключительныхслучаях, когда движение капитала в третьи страны или из них вызывает серьезные затруднения в функционировании экономической и валютной систем, Совет ЕС может принять решение о защитных мерах в отношении третьих стран на период не более 6 месяцев, если такие меры диктуются крайней необходимостью.

Понятие, цели антимонопольной политики ЕС. Правила конкуренции в ЕП

Антимонопольная политика ЕС (общая политика по вопросам конкуренции) в целом направлена на недопущение ограничения свободы конкуренции как предприятиями и ИП, так и государствами-участниками путем введения протекционистских мер, предоставляющих национальным предпринимателям необоснованные льготы. Существуют общие (закрепленные в нормативных актах ЕС) и индивидуальные (предостав­ляемые в каждом конкретном случае) исключения, позволяющие при наличии определенных обстоятельств ограничивать свободу конкуренции.

Антимонопольная политика – комплекс мероприятий, предпринимаемых государством для ограничения деятельности существующих монополий и недопущения формирования новых. Монополизм не всегда оказывает негативное воздействие на рынок и общество, поэтому антимонопольная политика направлена не против монополизма вообще, а против тех монополистов, которые разрушают рыночные структуры и используют рыночные отношения в своих интересах.

Проведение либерализации рыночных отношений осуществляется за счет создания такой экономической ситуации на рынке, когда монополизация рынка становится невыгодной. Это достигается в результате:

· отмены или снижения таможенных пошлин и импортных ограничений;

· улучшения инвестиционного климата для иностранных инвесторов;

· содействия диверсификации производства;

· поддержки малого бизнеса и венчурных фирм;

· оказания содействия фирмам в разработке и освоении новых технологий, помогающих заменять товары фирм-монополистов.

Наиболее эффективное давление на государственную политику оказывают не потребители, а производители, которые стремятся защитить себя от законов конкуренции.

Общая политика ЕС в области конкуренции: согласованные на правовом уровне действия и планы, направленные на предотвращение нарушений конкуренции в рамках общего рынка. Это средство регулирования естественных и искусственных монополий, направлена на коррекцию предпринимательских практик, которые приобретают карательный характер и часто черты «монополистического сговора».Затрагивает соглашения о разделе рынков, фиксировании цен, соглашения об исключительных правах, соглашения о патентах, совместных предприятиях, соглашения о товарных знаках, франчайзинге и лицензионные соглашения. Цели:

· устранение угроз, опасных для свободного рынка;

· улучшение производства или распределения товаров;

· технический и экономический прогресс;

· рост эффективности экономики;

· усиление конкурентоспособности товаров, услуг и бизнеса из объединенной Европы.

Для реализации целей политики в области конкуренции было создано антимонопольное право ЕС(правила конкуренции) – совокупность норм, направленных на предупреждение и пресечение антиконкурентных соглашений; устранение злоупотреблений доминирующим положением на рынке; контроль экономической концентрации. Для того чтобы соглашение или действие стало противоправным в соответствии с нормами антимонопольного права ЕС (п. 1 ст. 81 (85) ДФЕС), оно должно иметь следующие цели или последствия:

· предотвращение конкуренции внутри общего рынка;

· ограничение конкуренции внутри общего рынка;

· искажение конкуренции внутри общего рынка.

В соответствии со ст. 101 ДФЕС должны быть запрещены следующие виды соглашений:

· прямое или косвенное установление цен покупки или продажи или любых других условий торговли;

· ограничение или контроль производства, реализации, технического развития или инвестиций;

· раздел рынков или источников снабжения;

· применение разнородных условий к однородным обязательствам в отношении контрагентов, что ставит их в невыгодное конкурентное положение;

· привязанное к заключению контракта условие, обязывающее контрагента принять на себя дополнительные обязательства, которые ни по своему характеру, ни в соответствии с обычаями делового оборота не находятся в связи с предметом таких контрактов.

Правила конкуренции ЕС подразделяются на нормы, применимые к индивидуальным и коллективным антимонопольным действиям предприятий, контроль за слияниями и регулирование государственной помощи, кроме того, антимонопольная политика ЕС определяет деятельность естественных монополий и предприятий публичного сектора экономики (транспорт, коммуникации, топливно-энергетический комплекс).

Исключения для отдельных видов деятельности, где укрепление взаимодействия признано целесообразным и полезным для экономического развития ЕС (групповые исключения/ групповые изъятия):

· соглашения о специализации производства;

· патентно-лицензионные соглашения, включая ноу-хау;

· соглашения в области исследований и развития;

· дистрибьюторские соглашения при продаже автомобилей;

· соглашения на закупку, согласно которым заказчик обязуется покрывать все свои потребности в конкретных товарах путем закупок у одного продавца в течение определенного срока (обычно пяти лет) и при условии, что товары, составляющие предмет соглашения, однородны по характеру и назначению;

· соглашение по франшизам.

Правила конкуренции в ЕС распространяются органами ЕС и на предприятия третьих стран, осуществляющих свою деятельность в странах-членах ЕС согласно решениям Комиссии и суда ЕС. Они распространяются и в тех случаях, когда фирмы третьих стран выступают на едином рынке ЕС через свои филиалы и дочерние компании, расположенные в странах-членах ЕС. Согласно правилам ЕС, ответственность за такие действия несут их материнские компании.

Дата добавления: 2018-08-06 ; просмотров: 282 ;

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector