Luck-lady.ru

Настольная книга финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мировой валютный кризис

​10 валют, чтобы пережить кризис

Куда можно вложить деньги помимо американского доллара

Доллар и евро традиционно считаются одними из лучших способов защитить свои деньги в кризис. Но есть ли у них альтернатива?

Чем ближе к новому году, тем громче голоса скептиков, ожидающих нового глобального кризиса. Корень всех бед опять в Америке: то ли из-за торговой войны и агрессивной экономической политики Трампа, то ли на фоне роста ставок лопнет фондовый пузырь. Причин при желании отыскать можно много. Понятно, что, если случится новый финансовый кризис, нас ждет распродажа активов на развивающихся рынках, включая Россию. Дойдет ли доллар до 100 рублей — вопрос. Но понятно, что наша валюта в таком случае окажется в числе первых пострадавших. Не факт, что ЦБ, с его огромными золотовалютными резервами (около 460 млрд долларов), поддержит рубль. Практика последних лет свидетельствует, скорее, об обратном.

Возникает закономерный вопрос: в каких валютах стоит держать накопления на случай финансового кризиса?

Европейская валюта сейчас сильно зависима от политических событий и от ситуации на фондовом рынке США. «Обычно если кризис приходил из еврозоны, то защитной валютой выступал доллар. И наоборот, как в случае с ипотечным кризисом, спасением стал евро. Сейчас это менее актуально из-за мировой глобализации и высокой технологической интеграции», — говорит стратег ITI Capital Искандер Луцко. Раскол между США и Европой также больно ударит по валюте еврозоны. Тем не менее большинство опрошенных Банки.ру экспертов рекомендуют вкладывать в евро. Аналитик «Алор Брокера» Алексей Антонов советует покупать валюты, которые могут уравновесить рост или падение друг друга. «Для физлиц это мультивалютная корзина, конечно, включающая в себя доллар, евро и рубль. Разными могут быть только пропорции», — считает он.

Австралийский доллар

Кажется очень подходящим кандидатом на роль защитной валюты. Экономика страны непрерывно растет уже 27 лет подряд и почти в три раза быстрее, чем, например, экономика Германии. «Австралийский доллар — одна из наименее волатильных к доллару США валют», — указывает аналитик «Региона» Валерий Вайсберг. С другой стороны, некоторые эксперты отмечают растущий пузырь на рынке недвижимости страны, который может стать поводом для кризиса австралийской экономики. Еще один риск — зависимость от экспорта, Австралия продает сельхозпродукцию и сырье для химической промышленности. Во время последнего кризиса австралийский доллар потерял к валюте США около 11,5%.

Британский фунт

Несмотря на Brexit и экономические проблемы, остается одной из ведущих мировых валют. ВВП страны — свыше 2,6 трлн долларов (3,3% от мирового ВВП). Курс британской валюты сильно скорректировался после решения отделиться от Европы, но в целом после кризиса 2008 года фунт упал заметно меньше многих валют. Как считает аналитик «Фридом Финанс» Вадим Меркулов, сейчас хороший момент для вложений в фунт на срок более трех лет. Он рекомендует размещать в этой валюте до 10% накоплений.

Швейцарский франк

Его можно приобретать для диверсификации рисков наравне с долларом и евро. Небольшая страна заслуженно имеет статус убежища от всех мировых бед, поскольку Швейцария полностью аполитична и уже два столетия сохраняет постоянный нейтралитет. По словам Вадима Меркулова, швейцарский франк выглядит «тихой гаванью» на фоне протекционистской политики США, нестабильности в Европе и выхода Великобритании из Евросоюза. Он советует держать в этой валюте до 20% накоплений. За год курс франка почти не менялся, что лишний раз показывает его стабильность. В прошлый кризис курс франка к доллару вырос на 14%.

Японская иена

Считается «тихой гаванью» для инвесторов. Аналитики отмечают низкую волатильность иены даже в кризисные времена. В 2008 году иена выросла к доллару на 30%. В JP Morgan включили иену в число «резервных» валют на случай кризиса, отдав ей первое место в плане надежности. По словам Искандера Луцко из ITI Capital, японская экономика устойчиво снижается с 1990-х годов (прогноз роста на этот год — 1,4%), небольшое оживление было в прошлом году. Но не в экономике дело, отмечает аналитик. Япония — страна ультранизких ставок и единственная, где не ожидается их повышения в ближайшее время. Поэтому многие занимают через иену и инвестируют в долларовые активы. На японский экспорт негативно влияет торговая война между США и Китаем, но запас прочности у страны достаточно большой — японский ЦБ в числе мировых лидеров по запасам золота.

Норвежская и шведская крона

Эти валютные «тезки» хороши хотя бы тем, что страны, где используются эти валюты, многие годы проводят стабильный экономический курс. Низкая инфляция, поддержка своей валюты и высокий ВВП на душу населения — плюсы. Зато обе страны сильно зависят от экспорта. Например, Норвегия продает нефть и газ, а Швеция — лес и железную руду. В последние годы экономика Норвегии на спаде: сейчас ВВП страны — менее 400 млрд долларов, хотя еще пять лет назад превышал полтриллиона. Зато страна накопила огромные денежные запасы: резервный фонд составляет около 1 трлн долларов. Несмотря на общепризнанный статус стабильных валют, обе кроны в кризис 2018 года потеряли к доллару существенно больше, чем валюты других развитых стран. Норвежская крона упала на 10,5%, а шведская — на 13%.

Сингапурский доллар

Вошел в число наиболее устойчивых валют по версии JP Morgan не случайно. В кризис 2018 года он укрепился к американской валюте почти на 7% и последние годы вел себя достаточно стабильно, уступив американскому «тезке» только 8%. Экономика Сингапура последние три года заметно растет (сейчас ВВП превышает 320 млрд долларов против 297 млрд в 2017 году), страна зарабатывает за счет финансовых услуг, фармацевтики и электроники. Уровень инфляции один из самых низких в мире — менее 1% годовых. Правительство страны не придерживается каких-то жестких политических позиций, а суверенный фонд Сингапура входит в число крупнейших глобальных инвесторов.

Израильский шекель

Только на первый взгляд выглядит экзотикой, но все эксперты отмечают его устойчивость к кризисам. «Актив сохраняет крепость к большинству валют стран с развитыми экономиками», — говорит аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. В кризисные 2007—2008 годы именно шекель наряду с иеной лучше всего повели себя по отношению к доллару, израильская валюта укрепилась к «американцу» на 11,5% за счет жесткой денежно-кредитной политики ЦБ этой страны.

Расчеты: аналитики «Альпари»

Саудовский риал

Его в качестве «защитной» валюты предлагает использовать аналитик «Открытие Брокера» Тимур Нигматуллин, ссылаясь на то, что курс риала к доллару не менялся с 1986 года. По его словам, одним из критериев выбора валют может стать объем золотовалютных резервов страны. Курс риала зафиксирован именно благодаря наличию значительных ЗВР — около 500 млрд долларов. По объему золота страна входит в топ-20. Кроме того, власти страны напрямую влияют на цены на рынке углеводородного сырья. А это с учетом экспортной составляющей страны очень важный козырь.

Несмотря на то что доллар остается главной мировой валютой (по данным SWIFT, в мире осуществляется порядка 50% международной торговли в USD) и оспорить его роль не удалось никому, понятно, что в случае финансового кризиса он также пострадает. Однако, по мнению опрошенных Банки.ру экспертов, пока отказываться от него в качестве «защитного актива» не стоит. Недаром российский Минфин продолжает скупать доллары в Резервный фонд, а крупнейшая в России нефтяная компания «Роснефть» 70% своих средств аккумулировала в американской валюте. Как отмечает Антон Покатович, слухи об угрозе стабильности доллара главным образом связаны с растущей задолженностью США, однако этот долг как раз номинирован в национальной валюте. «Это позволяет полагать, что США продолжат исполнять все обязательства по своим долгам», — считает он. Реальной угрозой для доллара, по словам аналитика, может стать лишь масштабная дедолларизация крупнейших мировых экономик. Но даже если сейчас страны договорятся и начнут запуск альтернативной доллару валюты, то реальный эффект мы увидим только через 5—10 лет. Но к тому времени, предполагает Нигматуллин, конкуренцию доллару вполне может составить криптовалюта.

Читать еще:  Есть ли смысл покупать валюту

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Благодарим за предоставленные данные и помощь в подготовке материала аналитиков «Альпари» Александра Разуваева и Вадима Иосуба.

Коллапс, цунами дефолтов и валютный кризис: чего еще ждать рынкам от коронавируса

Лебедь коронавируса оказался настолько черным для финансовых рынков, что даже закоренелые оптимисты среди аналитиков брокерских компаний выключили свою шарманку «покупай на провалах!». Более того, приходит понимание, что экономический и финансовый эффект окажется кратно более тяжелым, чем это было в 2003 году, во время вспышки атипичной пневмонии (SARS) — как мы и предполагали в конце января.

Оставив в стороне гуманитарные последствия пандемии, которые могут оказаться достаточно тяжелыми, сосредоточимся на финансово-экономических и политических последствиях — как краткосрочных, так и долговременных. Наш анализ неизбежно носит субъективный характер, хотя и учитывает консенсусное мнение аналитиков ведущих финансовых институтов.

Экономика

Мы ожидаем рецессии в Европе (прогноз Еврокомиссии) и ЮВА (экспертный консенсус от —0,1% для Японии UBS, до —1% для Кореи, Nomura, и Япони, JPM), нулевого роста в Китае (разброс оценок год-к-году от +2,5% Goldman Sachs до нулевого Nomura и BMO) и минимального роста в США (разброс оценок от —0,2% Moody’s до +0,8% JPM). Провал в экономиках не закончится V-образным разворотом, как при SARS, и стоит скорее ждать U-образного выхода из кризиса, причем в Китае восстановление будет идти быстрее за счет более агрессивной реакции властей «по-старинке»: через инфраструктурные расходы, снижение ставок, помощь регионам и пострадавшим отраслям (авиаперевозчики уже национализируются).

Базовая инфляция краткосрочно подскочит на проблемах с торговыми цепочками, но падение спроса и цен на нефть и прочее сырье оживит риск дефляции на уровне общей инфляции. Центробанки, конечно, предпочтут реагировать на наименьшие из показателей инфляции и апеллировать к падению вмененной в облигациях инфляционной премии.

Неизбежен провал в объемах международной торговли и долгосрочное переосмысление роли Китая как единственного крупного хаба для производства потребительских товаров и электроники. Зависимость США от китайского импорта оказалась слишком высокой как в стоимостном выражении (в электронике 47%, в игрушках 80%, в мебели и фурнитуре 43%, сталь 41% и т.д.), так и особенно в количественном: более двух третей номенклатуры американского рынка зависит от Китая более чем на 50% (источник данных: IHS Markit Global Trade Atlas; BCG GA Geopolitics & Trade analysis).

Ожидается коллапс на сырьевых рынках, мультиплицированный де-факто развалом ОПЕК+ и возвращением к политики «добываем и продаем все, что хотим». Но стимулирующие меры от Китая и обвал добычи сланцевой нефти в США приведут к резкому компенсирующему ралли летом-осенью. Многие ресурсозависимые страны (Австралия, Бразилия, ЮАР, Чили и, возможно, Россия) также могут сползти в техническую рецессию и валютный кризис.

Агрессивные и достаточно скоординированные меры государственной помощи экономикам и рынкам помогут вернуть глобальную экономику к умеренному росту, но потраченных центробанками на борьбу с вирусом «патронов» будет очень не хватать, когда волна корпоративных дефолтов захлестнет рынки — это произойдет с лагом в несколько кварталов и даже после восстановления экономики. Тогда мировую экономику будет ожидать уже более глубокая структурная рецессия. Как «11 сентября» не было само по себе причиной позапрошлой рецессии, но кристаллизовало переоцененность рынков и дисбаланс в экономике, так и коронавирус может стать первым предвестником «большой рецессии» 2021-22 годов.

Финансовые рынки

В сфере финансов ожидается возвращение волатильности на рынки рискованных активов и завершение 10-летнего тренда на «выкупай все провалы» (buy on dips). Новая норма — это VIX по 20-25% с более вероятными вылетами выше 30%, чем провалами ниже 20%. Но текущие 50-60% — это, конечно, повод сыграть от порта на ближайшие 1-2 месяца.

По моим оценкам, следует ожидать новых рекордов по объему облигаций, торгующихся с отрицательной ставкой. Возможно взятие рубежа в $20 трлн (прошлый пик был около $17 трлн). Пузырь на рынке государственного долга развитых стран достигает такого уровня, что уже сам по себе создает риск финансовой стабильности и опасность резкого срыва рынков с началом восстановления экономики — вероятно повторение taper tantrum (или паники) 2013 года, когда доходность 10-летних US Treasuries почти удвоилась до 3%+.

Рынок корпоративного долга претерпит самые серьезные изменения: из $4,5 трлн облигаций с самым низким кредитным рейтингом (ВВВ) будет массовая миграция в категорию «мусорных», высокодоходных бондов, емкость рынка которых даже в лучшие времена не превышала $1 трлн (подробнее здесь). Тренд усилится уже в ближайшие дни из-за обвала цен на нефть и банкротства сланцевиков. Таким образом, можно ожидать обрушения цен и цунами дефолтов в сегменте самых слабых заемщиков (рейтинг ССС — В), что может запустить кредитный анти-цикл: банки начнут ужесточать требования, отзывать кредитные линии и пользоваться нарушениями ковенант для требования досрочного погашения.

Бонус — рынок нефти

Коронавирусное влияние на глобальный рынок нефти проявилось не только в рекордном с кризиса 2008 года падении спроса на нефть и особенно нефтепродукты (авиалинии почти встали, даже Lufthansa на 50% сократила мощности), но и кристаллизовало накопившиеся в ОПЕК+ разногласия основных игроков: России и Саудовской Аравии. В итоге обе страны решили сыграть в опасную игру по загону друг друга в угол, проверяя, не блефует ли второй игрок. Но, как и стоило ожидать, обе проиграли, по крайней мере в краткосрочном периоде — такого обвала цен никто из них, скорее всего, не ожидал.

Однако в долгосрочном периоде основным проигравшим окажется третья сторона, ради устранения которой Россия и пошла на такой опасный шаг, — сланцевая добыча в США. Чрезмерный рост добычи в США имел не только экономические последствия потери доли рынка (с 13 млн баррелей в сутки (б/с) США уже мировой лидер по добыче), но и обострил геополитические претензии на доминирование в глобальном рынке углеводородов (3-4 млн б/с экспорта уже приближают их к российскому показателю). С этим глобальным сдвигом очевидным образом связаны и попытки остановить «Северный поток-2», и проблемы торговой компании Роснефти в Венесуэле, и требование Китаю больше покупать американской нефти и газа в рамках торгового перемирия, и другие инициативы США последнего десятилетия.

И вот сейчас у традиционных нефтяных экспортеров появился шанс нанести ответный удар. Большинство независимых сланцевиков существуют исключительно на доступности кредитных линий от банков и притока акционерного капитала профильных фондов, в том числе частных инвестиций. И если второй источник начал постепенно иссякать еще после прошлого нефтяного шока 2015-16 годов, то с долгами проблем пока не возникало — при низких ставках в остальных секторах банкам было на чем заработать.

Однако в апреле грядет очередной раунд полугодового анализа кредитных рисков нефтяников, и есть все основания считать, что многим из них не продлят кредитные линии или сильно их урежут, что приведет к волне банкротств. Даже наличие значительной хеджевой книги не вынудит их добывать больше нефти — выгоднее окажется законсервировать или не довести до готовности (DUC) скважину, а прибыль от хеджа направить в погашение финансовых обязательств. В таком случае реально ожидать, что уже к осени добыча в США упадет ближе к 10-11 млн б/с, что в совокупности с сезонным (во втором полугодии в среднем потребляют на 2 млн б/с больше, чем в первом) и пост-вирусным восстановлением спроса на нефть снова вернет дефицит на рынок.

Источник: Rystad Energy, Минэнерго США и Nymex.

Можно ожидать, что добыча нефти в США вернется на уровень 2015-16 годов (см. график), когда нефть в последний раз стоила так дешево. Финансовые проблемы у сланцевиков за эти 5 лет стали гораздо более глубокими, что может дополнительно усилить падение добычи.

Читать еще:  Полная конвертируемость валюты это

Памятка инвестору

Что делать инвесторам? Нынешний кризис едва не заставил рынки забыть афоризм Дж. Рокфеллера: «Основной секрет зарабатывания денег состоит в том, чтобы покупать, когда на улицах льется кровь». Можно рекомендовать инвесторам не поддаваться панике, и если есть свободные финансовые ресурсы, то использовать падение рынков для краткосрочной игры вверх, начиная от более безопасный акций развитых стран (фьючерсы и ETF на американский и европейские рынки акций) и постепенно добавляя более рискованные акции ЕМ и проваливающиеся вместе со всеми корпоративные облигации качественных эмитентов.

Для особо смелых сейчас вновь появилась опция короткой позиции в волатильности (VIX, как мы и ожидали, уже взорвался до 50-60% и теперь имеет мало шансов на дальнейший рост) или участия в более долгосрочной игре на прокол главного пузыря современности — на рынке гособлигаций, где нужно шортить долгосрочные немецкие гособлигации и US Treasuries, ведь даже в 2008-2009 годах начало рецессии стало точкой минимума по доходностям.

Покупайте нефть по $30-35 за баррель Brent и «считайте по осени цыплят» около $55-$60. Акции крупных нефтяных компаний (в том числе российских) с высокой дивидендной доходностью — тоже хорошая возможность заработать десятки процентов.

Валютный кризис

Кризис денежно-кредитной системы капитализма, выражающийся в крушении золотого стандарта, переходе к инфляционному бумажно-денежному обращению и охватывающий как сферу внутреннего обращения отдельных капиталистических стран, так и международные расчёты. Различаются общий и частный В. к.

Общий В. к. является составной частью общего кризиса капитализма и носит перманентный характер. Происходит перерождение мировой капиталистической валютной системы (См. Валютная система). Укрепляясь и совершенствуясь как составная часть мирового рынка до 1-й мировой войны 1914—1918, она ослабляется и терпит всё учащающиеся потрясения в период общего кризиса капитализма.

Важной чертой общего В. к. является процесс «демонетизации» золота, то есть падение роли золота как денежного металла и обесценение валют. «Демонетизация» золота началась с отмены разменности бумажных денежных знаков на золото в период 1-й мировой войны в ряде капиталистических стран (Великобритании, Франции, Германии, России и др.) и с изъятия золота из внутреннего денежного обращения. После 1-й мировой войны в капиталистических странах имели место попытки восстановить Золотой стандарт в его урезанных формах — золотослиткового и золотодевизного, окончившиеся провалом вовремя мирового экономического кризиса 1929—33. В 1929—1930 отошли от золотого стандарта Аргентина, Боливия, Бразилия и некоторые др. аграрные страны. В 1931 был отменен золотой стандарт в Великобритании, в 1933 — в США, в 1934—36 — во Франции, Бельгии, Нидерландах и др. странах. К концу 1936 весь капиталистический мир охватила инфляция, которая обострилась во время 2-й мировой войны 1939—45. В конце 60-х гг. формальная разменность валюты на золото сохранилась только в США. Однако американское казначейство обменивает доллары на золото лишь центральным банкам капиталистических стран. Частным лицам в США запрещено владеть монетарным золотом.

В сфере международных экономических отношений общий В. к. проявляется в хроническом расстройстве платёжных балансов капиталистических стран, в усилении неравномерности распределения золотовалютных резервов, в падении курсов многих валют и т.д. Широкое применение капиталистическими государствами ограничений вывоза золота и переход к долларовому стандарту привели к сокращению использования золота в международных расчётах. После 2-й мировой войны этот процесс усилился вследствие стремления правящих кругов США навязать капиталистическим странам в качестве мировых денег доллары вместо золота. Проводившаяся ими политика искусственного занижения цены золота облегчила США в первые послевоенные годы скупку золота в др. странах. В конце 1949 США владели более чем 70% официальных запасов золота капиталистического мира. Это способствовало широкому применению долларов США в международных расчётах, что ещё более подорвало устойчивость мировой капиталистической валютной системы. Низкая официальная цена на золото (35 долларов за 1 тройскую унцию), установленная в 1934 и поддерживавшаяся США с 1961 по 1968 с помощью «Золотого пула» (См. Золотой пул), в который входили США, Великобритания, ФРГ, Франция (до июня 1967), Италия, Швейцария, Бельгия и Нидерланды, серьёзно затормозила рост добычи золота и содействовала повышению спроса на этот металл со стороны частных лиц. Вследствие этого обострилась проблема международной валютной ликвидности, то есть обнаружился недостаток золотовалютных резервов для обеспечения бесперебойности платежей по внешним обязательствам многих капиталистических стран. На конец 1969 официальные золотые запасы капиталистических стран составляли 41 млрд. долларов, то есть находились на уровне 1961, хотя международный платёжный оборот за истекший период увеличился в 2 раза. В марте 1968 «Золотой пул» был распущен и на свободных рынках золота его цена повысилась до 42—44 долл. за унцию (См. Унция) (май 1969) или была на 20—25% выше официальной. Одновременно США настояли на заключении соглашения между ведущими капиталистическими странами об отказе от закупки ими золота для пополнения официальных резервов на свободных рынках. В соответствии с соглашением 1969 официальные резервы золота могут увеличиваться только за счёт закупок золота центральными банками в Международном валютном фонде (См. Международный валютный фонд) (МВФ), который пополняет свои запасы, покупая золото у ЮАР. Это ещё более обострит проблему международной валютной ликвидности. В МВФ в 1969 был принят и с 1 января 1970 введён в действие разработанный по инициативе США план выпуска суррогатов мировых денег в виде так называемых «специальных прав заимствования», дополнительных обязательств членов МВФ предоставлять друг другу кредиты пропорционально своим квотам в основном капитале. Этот план имеет целью дальнейшее сокращение сферы применения золота в международных расчётах.

Важной чертой общего В. к. является процесс распада единой мировой валютной системы. С расколом единого мирового рынка на мировой капиталистический и мировой социалистический рынки сформировалась и развивается мировая социалистическая валютная система. Обострение борьбы за рынки сбыта и источники сырья в период общего кризиса капитализма привело к созданию валютных зон (См. Валютные зоны). В результате краха колониальной системы империализма после 2-й мировой войны наметился распад этих валютных зон и появились новые валютные группировки, создаваемые развивающимися странами.

Общий В. к. характеризуется повышением значения международной миграции спекулятивных денежных капиталов. Громадных размеров достигли капиталы, переливающиеся из страны в страну в поисках наиболее прибыльного размещения. Вырос объём чисто спекулятивных операций. В конце 1967 — начале 1968 частные лица вложили 2,5—3 млрд. долларов в золото в ожидании повышения его официальной цены. В ноябре 1968 и в апреле 1969 произошёл отлив 5—6 млрд. долларов из Франции. Эти капиталы были вложены в банки ФРГ в связи с ожиданием девальвации франка и ревалоризации (то есть повышения в законодательном порядке золотого содержания) марки. Такие переливы капиталов резко нарушают равновесие платёжных балансов и усиливают неустойчивость мировой капиталистической валютной системы.

Для общего В. к. характерно усиление вмешательства буржуазного государства в сферу международных расчётов и внутреннего денежного обращения (происходит процесс огосударствления золотых и валютных ресурсов, участились случаи использования девальваций в интересах монополий, расширилось применение валютных ограничений, возросла роль государственных банков и т.п.). Особенно усилилось государственное вмешательство в сферу валютных отношений во время и после 2-й мировой войны. В межгосударственных валютных отношениях повысилась роль внеэкономических факторов: дипломатического давления, политических потрясений, вызывающих переливы капиталов, и т.д.

Частный В. к. является кризисом валюты отдельной капиталистической страны, возникающим в связи с общим экономическим кризисом, войной, инфляцией и др. факторами и носящим временный характер (хотя он может быть и очень затяжным). В основе частного В. к. лежат инфляционные процессы и обесценение валют на внутренних рынках, а также появление и рост дефицита платёжных балансов, ведущего к истощению валютных резервов, падению валютных курсов и девальвациям. Частные В. к., наблюдавшиеся и до 1-й мировой войны, в период общего кризиса капитализма становятся более глубокими и частыми и, затрагивая ведущие капиталистические страны, периодически потрясают всю мировую капиталистическую валютную систему. Для преодоления частных В. к. капиталистические государства вынуждены прибегать к девальвациям, вводить валютные ограничения, отказываться от погашения внешней задолженности, прибегать к иностранным займам и т.п. Поэтому частный В. к. в одной стране может вызвать и вызывает В. к. в др. странах.

Читать еще:  Какую валюту лучше покупать сейчас

На протяжении 1958—68 все капиталистические страны испытывали последствия затяжного частного В. к., поразившего США. Совокупный дефицит платёжного баланса США за период 1958—68 составил более 30 млрд. долларов, которые были покрыты за счёт вывоза золота на 12 млрд. долларов (более половины всего запаса золота США в 1958) и за счёт увеличения краткосрочной задолженности др. странам на 18 млрд. долларов Это подорвало доверие к американской валюте, послужило причиной погони за золотом в ожидании девальвации доллара и привело к золотой лихорадке в конце 1967 — начале 1968. Попытки США уравновесить платёжный баланс путём ограничения вывоза капиталов, стимулирования экспорта товаров, сокращения поездок американских туристов за границу и т.п. отрицательно сказались на экономике ряда стран. Неоднократно мировую капиталистическую валютную систему и прежде всего страны стерлинговой зоны лихорадило в результате частных В. к. в Англии, связанных с дефицитностью платёжного баланса, обусловленной, в первую очередь, крупными военными расходами страны. Девальвация фунта стерлингов в 1967, выразившаяся в снижении его курса на 14,3%, вызвала девальвации валют ещё около 30 капиталистических стран.

В 60-е гг. частные В. к. затрагивают ведущие капиталистические страны, причём для преодоления их эти страны вступают в так называемое международное финансовое сотрудничество (совместные кредиты ведущих капиталистических стран — Великобритании в 1964 и в 1967, и Франции в июле и ноябре 1968, организация «Золотого пула» и т.д.).

В. к. являются результатом обострения капиталистических противоречий. Им нет места в условиях социалистического мирового хозяйства. Непрерывное, плановое развитие экономики — основа устойчивости и постоянного совершенствования денежно-кредитных систем социалистических стран. Отсутствие хронических дефицитов платёжных балансов, наличие достаточных валютных резервов обеспечивают своевременное выполнение социалистическими странами всех своих внешних денежных обязательств. Валютно-финансовые проблемы на мировом социалистическом рынке решаются путём достижения всеми странами согласованных взаимоприемлемых решений.

Лит.: Брегель Э. Я., Денежное обращение и кредит капиталистических стран, М., 1955; Аникин А. В., Валютные проблемы Западной Европы, М., 1960; Борисов С. М., Золото в экономике современного капитализма, М., 1968; Стадниченко А. И., Валютные потрясения на Западе, М., 1968; Чижов К. Я., Международные валютно-финансовые организации капитализма, М., 1968.

Что вызывает валютные кризисы?

Что вызывает валютные кризисы

Непростая экономическая ситуация в современной России напомнила о валютных кризисах девяностых годов прошлого века. В условиях снижения государственных доходов, падения промышленного производства и обесценивания рубля (Курс Доллара к Рублю) опасность валютного кризиса становится актуальной. Отчего же возникает валютный кризис, каковы признаки его приближения?

Что такое валютный кризис и формы его проявления

Валютный кризис надо рассматривать как часть общего кризиса рыночных взаимоотношений. Происходит внезапное обострение негативных процессов в денежной сфере. Начинается значительно колебание валютных курсов, крупномасштабные движения денежных запасов в сочетании с девальвацией и ревальвацией валют, усиливаются сложности в международной денежной ликвидности. Понятие валютного кризиса применимо для объяснения всех сложных явлений на международных валютных рынках, а также обострения противоречий финансовой системы и денежной политики конкретного государства.

Есть несколько форм внутригосударственных валютных кризисов, которые могут проявляться как по отдельности, так и в комплексе. Основная форма валютного кризиса выражается в резком понижении курса национальной валюты по отношению к устойчивым мировым валютам. Причиной такого снижения может быть уменьшение золотовалютных запасов государства и утрата населением доверия к национальной валюте. В результате повышаются краткосрочные процентные ставки, (как например ставки ФРС США, которая влияет на всю мировую экономику), ухудшается надёжность банковской системы.

Первопричины упадка денежной системы

В девяностых годах прошлого века кризисы в странах постсоветского пространства происходили по причине несоответствия старой системы воспроизводства основам мировой экономики. Фиксированные курсы валют не могли взаимодействовать с мировым финансовым рынком. Однако упадок денежной системы может происходить и в более свободной экономике. В случае ухудшения состояния совокупной системы воспроизводства происходит разбалансировка валютного обращения.

Проще говоря, государство включает печатный станок и увеличивает количество денег, когда экономика не в состоянии обеспечить наполненность бюджета. Свободный рынок реагирует на увеличение объёма денежной массы понижением курса национальной валюты. В свою очередь, это ухудшает условия функционирования экономики, зависящей от поставок ресурсов, оплачиваемых в иностранной валюте. В такой ситуации многое зависит от правильной политики правительства и Центрального Банка.

Общий кризис российской экономики, начавшийся в 2014 году, привёл к тому, что курс рубля по отношению к доллару и евро упал в два раза. За несколько лет перед этим усиливалась зависимость экономики и бюджета от нефтяных доходов. Активно развивалась только нефтегазодобывающая отрасль. Собственное производство заменялось увеличением импорта потребительских товаров. Когда же цена на нефть начала снижаться, доходы федерального бюджета упали, и курс рубля начал снижаться. Обострение международных отношений привело к экономическим санкциям со стороны Европейского Союза и США, что ещё более ухудшило положение российской валюты.

Действия государства и Центрального Банка

Мировая тенденция к открытости и либерализация финансовых рынков сделали возможным свободное передвижение капиталов между странами. Это подействовало как рычаг, увеличивший масштабы валютного кризиса. Предприятия стали широко использовать иностранные кредиты в целях обеспечения краткосрочных операций. Российские компании брали зарубежные кредиты по низким ставкам и продавали валюту ЦБ. Соответственно росли и золотовалютные резервы Центрального Банка, обеспечивающие стабильность национальной валюты.

Высокие доходы от нефти и рост золотовалютных резервов привели к нерациональной финансовой политике. Из-за чрезмерных государственных расходов выросли импорт и внутренний спрос. Когда же доходы начали снижаться, возник дефицит платёжного баланса и золотовалютные резервы стали уходить на его покрытие. А западные санкции закрыли доступ к дешёвым валютным кредитам. К тому же падение стоимости российских акций вызвало их распродажу иностранными инвесторами и отток капитала из страны.

Государство пыталось исправить ситуацию, уменьшая количество денег в обороте, но это только ухудшило положение экономики, вызвало снижение ВВП. Центральный Банк сдерживал падение рубля в 2014 году, продавая валюту на десятки миллиардов долларов. Это не помогало, и в ноябре 2014 года был введён свободный плавающий курс. В результате курс рубля резко упал до 80 рублей за доллар. Вскоре ситуация стабилизировалась с помощью резкого повышения ставки Центральным Банком и других монетарных действий правительства. Курс рубля постепенно повысился, и последние годы колеблется около уровня в 60 рублей за доллар. Но относительная стабильность валюты не означает, что опасность миновала. Экономическое положение России ухудшается.

Это отражается на банковской системе банкротством малых и средних банков. Крупные банки государство поддерживает через рефинансирование Центральным Банком. Приняты меры по защите денежных средств населения в случае банкротства финансовых компаний. Законодательные акты урегулировали деятельность брокеров рынка Форекс, например всем известную форекс компанию TeleTrade.

Опасность повторения валютного кризиса в России

Предсказать валютный кризис так же сложно, как извержение вулкана. Опасность нарастает, но точно предвидеть масштабы и сроки события невозможно. Если политика правительства и Центрального Банка не изменятся, то кризис может повториться, приведя к очередному обвалу курса рубля. Хотя ЦБ регулярно снижает учётную ставку, это не помогает восстановлению экономики. Наоборот, в конце 2017 года уровень производства опять упал. Растёт безработица и падают реальные доходы населения.

Кризис как бы «самовоспроизводится». Он не развивается линейно, возможны периоды стабилизации и резких проявлений. Снижение доходов и спроса вызывает уменьшение объёмов производства и сокращение количества наёмных работников. Государство, в свою очередь пытается уменьшить расходы бюджета, замораживая социальные программы. Эксперты прогнозируют экономике России очень болезненный, может даже разрушительный качественный переход. Этим событиям может сопутствовать новый виток инфляции и валютного кризиса.

В заключение статьи посмотрите видео с анализом причин валютного кризиса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector